1989
1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000
1989
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
 
 
 
 
 
 
2
3
5
6
7
8
9
10
11
12
13
15
16
17
18
19
20
22
23
24
25
27
28
31

16 ноября прошедшего года распоряжением облисполкома были проведены выборы первого заместителя председателя областного комитета по охране природы – главного государственного инспектора.

Победителем довольно напряженного состязания претендентов на этот пост вышел Иван Петрович Мирошников, 1937 года рождения, крестьянский сын с Кубани родом, геолог по образованию, человек, для которого любовь к природе, ее активная защита – не фраза, а суть жизненных убеждений и действий (…)

Ульяновская правда, 1.1.1989 г.

Поделиться Обсудить

Новый пассажирский самолет «ТУ-204», созданный в ОКБ им. Туполева, впервые поднялся в небо с летно-испытательного аэродрома. Чуть более получаса прошло между взлетом и посадкой. Но в этот короткий отрезок времени вместился кропотливый труд специалистов во главе с генеральным конструктором А. Туполевым – инженеров, рабочих, летчиков.

Новичок в большой семье «ТУ» – машина нового класса. Она очень экономична: топливная эффективность у нее заметно выше, чем у лидирующего по этому показателю «ТУ-154».

Самолет, берущий на борт до 214 человек, предоставляет больше удобств для пассажиров, чем его предшественники.

В 1989-1990 годах пройдут государственные и эксплуатационные испытания «ТУ-204». По всей вероятности, он будет демонстрироваться на международном салоне авиационной и космической техники в Бурже. А в конце будущего года выйдет на воздушные трассы.

Н. Марунов (корр. ТАСС), г. Москва.

Ульяновская правда, 4.1.1989 г.

Поделиться Обсудить

С 12 по 19 января 1989 г. в СССР проводится Всесоюзная перепись населения. Данные переписи необходимы для разработки планов дальнейшего развития страны и повышения уровня жизни народа. Каждый гражданин должен пройти перепись и дать точные ответы на все вопросы переписного листа!

Ульяновский комсомолец, 14.1.1989 г.

Поделиться Обсудить

(…) В ходе обсуждения вопроса о фактах предвзятого отношения к юристконсульту В.А. Домниной, допущенных руководителями-коммунистами В.И. Кидаловым и А.А. Стецко, бюро обкома КПСС отметило, что на протяжении длительного времени заявления В.А. Домниной, выступающей неоднократно с критическими замечаниями в адрес администрации предприятия, не рассматривались, допускалась волокита, своевременно не решались назревшие вопросы. Кроме того, со стороны бывшего и.о. начальника юридического отдела Н.М. Корнейчука по отношению к В.А. Домниной выявлены многочисленные факты грубости, оскорбительных высказываний, гонения, издание незаконного распоряжения об объявлении ей административного взыскания.

Бюро обкома КПСС за недостатки в кадровой работе, нездоровый морально-психологический климат в коллективе и нарушения штатно-финансовой дисциплины коммунисту В.И. Кидалову объявило строгий выговор с занесением в учетную карточку. За формальное отношение к рассмотрению заявлений и писем трудящихся, либеральное и беспринципное отношение к фактам нарушений в деятельности администрации бывшему секретарю парткома А.А. Стецко объявлен выговор с занесением в учетную карточку.

Бюро рекомендовало провести в трудовом коллективе отчет коммуниста В.И. Кидалова о выполнении им служебного и общественного долга (...)

Ульяновская правда, 14.1.1989 г.

Поделиться Обсудить

«21 января 1989 года создается правовая секция городского политклуба. Как это ни стараются затушевать организаторы, все равно для всех очевидно: создается секция вокруг «дела Домниной». Слова, подчеркнутые трижды: «Этот бульдозер когда-нибудь навалится на каждого из нас. Защищая сегодня Домнину, мы защищаем себя».

Поделиться Обсудить

– Заседания политклуба стал регулярно посещать Казаров. И все шло к расколу и вырождению самой идеи политклуба. Поэтому, переговорив с В.А. Рыжовым (а он был зав. кафедрой заочного юридического института, очень грамотный юрист), мы решили создать секцию политклуба «Социальная и правовая защита». Собирались раз в неделю, в среднем присутствовало 50-60 человек.

Задача была такая: в ситуации, когда люди во всем изверились, когда утратили веру в себя, стали социальными иждивенцами, мы решили показывать на примерах, что можно бороться за свои права и побеждать.

На одном из заседаний я сказал: давайте в нескольких случаях, где ущемлены ваши права и нарушены законы, составим судебные иски. Так появились дела Гуляевой, Калинкина, Леонтьева и других.

Я взял от этих людей доверенности и стал истцом поих делам в Ленинском и Железнодорожном народных судах.

По судам пошел шум: есть такой Борода, с ним опасно связываться. Пытайтесь до судов не доводить. Я через протесты в областной суд заставлял дела вести.

И вот некоторые результаты: Г.И. Королев восстановлен на работе полностью с оплатой вынужденного прогула. Р.И. Гуляевой переначислена и оплачена пенсия. Э.Ф. Жирноклеева восстановлена на работе, оплачен вынужденный прогул. Из шести возбужденных дел все шесть я публично выиграл.

(…) Но тем не менее задача была поставлена: во что бы то ни стало политклуб угробить. И это было сделано. Это было сделано Горячевым руками Казарова, когда одномоментно помещения Дома политпросвещения были отданы пединституту. Это было продуманное решение.

Записано 9.3.2002 г.

Поделиться Обсудить

– В УЦМ приходили люди необыкновенные. Это были лидеры научных, производственных, промышленных школ в разных направлениях: метрологии, систем управления, микроэлектроники. Это были люди, которым стали тесны рамки тех научных школ, где они работали прежде, и им хотелось чего-то большего.

Встречались и те, кто по каким-то причинам не смог себя реализовать и приехал в Ульяновск со своими нереализованными честолюбивыми планами. Вероятно, были и неудачники, которых просто вытеснили с прежних мест работы. Но в целом коллектив получился очень интересный, незаурядный.

Кроме того, в УЦМ приезжали выпускники самых престижных советских вузов. Они ехали в полной уверенности, что сделают здесь хорошую научную карьеру и увидят плоды своих усилий на практике.

Могу сказать, что когда я был еще заведующим отделением, меня постоянно вызывали в отдел кадров, куда прибывали и прибывали молодые специалисты: из МВТУ имени Баумана, из Ленинградского института авиационного приборостроения, московских институтов – электронной техники, физического и электронного машиностроения. Мальчики с красными дипломами и совершенно блестящими мозгами.Помню наши оперативные совещания, которые лучше назвать мозговыми атаками или интеллектуальным пиршеством. Любую проблему в течение 3-4 часов мы могли разбить на отдельные элементы, просмотреть, просчитать, проговорить, продумать…

Это был мощный интеллектуальный образовательный потенциал, к тому же молодежь, у которой вообще нет шор и тормозов…

Это была совершенно иная, привнесенная в Ульяновск культура. Они по-другому проводили время, у них были другие интересы. Мы устраивали праздники, снимая большие залы (КДЦМ, драмтеатр) и как бы насаждая корпоративную культуру. УЦМ впоследствии мог создать другой уровень и иное качество жизни всего города, да и области в целом. Эти люди создавали среду, которая со временем сформировала бы элементы гражданского общества и через это активно влияла на умонастроения всего региона.

И жутко обидно было сознавать, что развитие такого научного центра, такого коллектива кем-то тормозится. То ли по заказу, то ли по несложившимся отношениям с руководством региона.

Записано 16.6.2003 г.

Поделиться Обсудить

Журналисту «Ведомостей» удалось разыскать очевидцев и участников трагедии, разыгравшейся у Новоспасского в январе 1989 года. Те, кто посвящен в подробности операции по ликвидации последствий случившейся там железнодорожной катастрофы, называют ее «чернобылем районного масштаба».

… Первым слег начальник Новоспасского штаба гражданской обороны Михаил Веденеев. Натужно откашливался пенистой с черными хлопьями мокротой. Скрутило его за полгода. Умер 13 сентября 1989 года – в день своего рождения. Потом схожий недуг поразил путейцев канадейской бригады соседнего Николаевского района. Все двенадцать жаловались на слабость, немеющие ноги и все тот же изнуряющий кашель. У восьмерых врачи обнаружили бурно развивающийся рак гортани и легких. 18 сентября 1990 года умер Константин Мякишев, 12 апреля 1991-го – Николай Медвежов (самый молодой в бригаде, ему было всего 44), в июле 1992-го – Роман Саляев и 8 января 1994 года – Николай Потнин. Уходили в безвестности, тратя на лекарства скудные инвалидские пенсии и не заслужив от родного министерства даже права бесплатного проезда по «железке» в ведомственную сызранскую больницу. Хотя достойны были прижизненного памятника. В январе 1989 года ценой своего здоровья они спасли Новоспасское. О ЧП областная пресса тогда по указанию властей ничего не писала, потому что, как нередко бывает, геройство одних соседствовало в той истории с преступной халатностью и подлостью других…

Все началось с крышки

Авария произошла в три часа утра 27 января. С одной из цистерн подходящего к Новоспасскому товарняка упала на рельсы плохо закрепленная крышка люка. Налетевшая на нее колесная пара соскочила с рельсов, затем – вторая… Состав начал складываться в гармошку и на въездной стрелке рухнул под откос. Одна из пяти сорокатонных цистерн с концентрированной ортофосфорной кислотой лопнула, и ее содержимое хлынуло наружу.

– Около половины четвертого нам домой позвонил дежурный по станции, – вспоминает вдова Веденеева Екатерина Филипповна. – Объяснил все и попросил к телефону мужа. Нет его, говорю, лежит в больнице с приступом радикулита, звоните председателю райисполкома Кузнецову. Отвечают, что не знают его домашнего телефона. Дала. Потом узнала, что Кузнецов отказался в одиночку брать на себя ответственность и среди ночи поехал за Михаилом в стационар. Муж прямо в пижаме заехал домой переодеться. После этого он не появлялся три дня…

«Ежики в тумане»

Первыми на место аварии вызвали путейцев из Канадея. Рассказывает бывший бригадир Николай Хоробров (рак гортани у него обнаружили в 90-м. Перевели на инвалидность. Прошел изнурительный курс лечения, но недавно снова наступило ухудшение. Лежит сейчас в Канадейской больнице):

– По селектору нашему мастеру Николаю Потнину передали, что в Новоспасском «наваляли». На путейском это значит – сошел с рельсов состав. Послали мы рассыльных собирать по домам ремонтников. Пришли, кто в чем: один валенки успел натянуть, другой – сапоги, третий – ботинки. Приехали на машине в Новоспасское, а там картинка – как из мультика «Ежик в тумане». В кювете цистерны лежат, по виду не наши – похожи на термоса. Из одной течет какая-то жидкость и испаряется, образуя над местом аварии густое белое облако. Что это за гадость, никто не сказал. Только шагнули в «туман», как сразу зашлись в кашле. Начальство в респираторах стоит на пригорке, оттуда командует, близко не подходит. Просили дать и нам маски – не дали. Веденеев был единственным, кто работал рядом с нами. Маски у него тоже не было (бывший председатель райисполкома, выйдя на пенсию, решил поработать на спокойном месте начштаба гражданской обороны. Оборудовал штаб и бомбоубежище, а вот противогазы завезти не успел. – С.Ш.). Поодаль свалили с КамАЗов известь. Велели нам лопатами засыпать ею набежавшие из цистерны лужи. От извести першило в горле, попав в лужу, она выбрасывала вверх клуб ядовитого дыма, дышать от которого становилось еще труднее. Дымились подошвы и рукавицы. К вечеру вся обувь расползлась. Из Сызрани приехал восстановительный поезд, но не смог столкнуть с путей покореженные цистерны. Ждали, пока из Пензы привезут мощный японский бульдозер «Комацу». Женщин в бригаде было четверо, мы их пожалели, не разрешили заходить в туман, дали работу в сторонке. А как я, бригадир, уйду? Одну смену отпускаю на отдых – другой задание даю. Сам за день даже поесть не успел. Вернулись в Канадей часов в 11 вечера, а наутро – снова в Новоспасское. Дома не остался никто, хотя все жаловались на сильную головную боль. На восстановление поврежденного пути нам понадобилось еще два дня. Дымящиеся цистерны все это время лежали неподалеку…

Рассказ бригадира дополняет его друг Александр Заволокин:

– У меня еще в первый день пошла горлом кровь. Понял, что отравился, и дома всю ночь пил молоко. На следующий день прошел слух, что врачи велели всем работавшим на аварии прийти в районную больницу на обследование. Нас начальство не отпустило – нужно было продолжать работать. Через пару месяцев я стал замечать сухость во рту. Поехал в Куйбышев в больницу. Врач говорит: «У тебя все горло черное, кислотой не обжигал?» В апреле 90-го перевели меня на инвалидность. Прошел 30 сеансов облучения. Никому не пожелаю этого пережить…

За бесхозяйственность заплатили людьми

– Службу скорой помощи подняли по тревоге в пять утра 29 января, - вспоминает Евгений Сергейчев, в ту пору главврач Новоспасской районной больницы. – Нам тоже не сказали, что в цистернах. Лишь через несколько часов подтвердили, что кислота. Как обезвредить ее, никто не знал. Потом из штаба гражданской обороны области позвонили, что надо засыпать кислотные лужи песком и известью. За три дня, пока ликвидировали аварию, я не видел ни одного рабочего в противогазе. Только на третьи сутки у цистерн появились солдаты химвойск в защитных костюмах. Из областной больницы приехали врачи-токсикологи, обследовали отравившихся. В райбольнице уже лежало девять человек с поражением дыхательных путей (речь, напомню, идет не о путейцах, они за помощью не обращались. – С.Ш.). Судьба их неизвестна. Я предлагал облздравотделу проследить, как скажется отравление на здоровье ликвидаторов аварии, но мое предложение отклонили. Их даже не поставили на диспансерный учет. Не шла речь о пострадавших и на совещании в райисполкоме, где подводили итоги аварии. Сейчас я понимаю, что тогда всем было выгодно замолчать случившееся: гражданской обороне, у которой не оказалось противогазов, начальнику дистанции пути, который дал команду привлечь на ликвидацию аварии гражданских рабочих, медикам, закрывшим глаза на работу в опасной зоне людей без средств защиты. Оправдание приводили одно: надо было любой ценой не пустить кислотное облако в населенный пункт и ядовитую лужу – в ручей Бычиха и через него в Сызранку. А цена была – жизни и здоровье ликвидаторов…

Виновных так и не нашли

Первая и единственная небольшая заметка о случившемся появилась в Новоспасской «районке» только в феврале. Начальник дистанции пути – тот самый, что вызвал канадейцев на аварию – благополучно уволился, а его шеф, начальник Куйбышевского отделения железной дороги Николай Саврасов, поблагодарил партийные и советские органы Новоспасского района «за отлично организованную работу по ликвидации последствий аварии». Кузнецов успокаивал, что все меры для обеспечения безопасности людей были приняты и жертв нет. Назвали сумму ущерба – пять миллионов рублей в тогдашних ценах. Стоимость загубленных жизней в расчет никто не брал. А канадейские врачи уже начали наблюдать медленную агонию заболевших путейцев.

Первым «сгорел» Веденеев. Кроме того, что он дольше всех – трое суток – пробыл в очаге заражения, у него были хронические бронхит и пневмония. После аварии они быстро переросли в рак. Умирал он спокойно, утешая плачущую супругу: «Я не мог поступить иначе, Катенька, я должен был спасти людей». Потом ушли из жизни Мякишев, Медвежов, Саляев… Николая Потнина похоронили рядом с его младшим сыном Виктором – восемнадцатилетний курсант астраханской мореходки погиб, спасая людей с тонущей баржи…

Мы смогли собрать достоверные сведения лишь о немногих жертвах январской катастрофы 1989 года. Уверены, их намного больше. Ведь рядом с путейцами работали тогда строители Новоспасского МСО и мобилизованные из окрестных колхозов сельчане – всего около трехсот человек. Кто из них потом заболел, кто умер,– учетом никто не занимался…

Сергей Шмелев.

Симбирские губернские ведомости, 4.4.1996 г.

Поделиться Обсудить

Обсуждение было бурным и разносторонним. Привожу расшифровку выступления генерального директора УЦМ А.Г. Рыжевского о развитии здравоохранения Ленинского района:

«Вопрос исключительно тяжелый. Я недавно, может быть, месяц-полтора назад читал статью в областной молодежной газете. Статью страшную, по поводу состояния здравоохранения в Ленинском районе. У нас в организации было бурное обсуждение. И в общем, какое-то решение мы нашли, потому что стандартный путь – он длинный путь. Потому что надо выбирать площадки, надо проектировать, надо строить. Поэтому первое, что мы сделали, мы скооперировались с нашими соседями, приборостроительным заводом, у которых была документация, но не было на этот год денег. А у нас были деньги, но не было документации. Сегодня на углу Гагарина и Орлова (там маленький самолетик стоит) уже площадку очищают, сносят все сарайчики, и с апреля там должна начать строиться поликлиника уже на наши деньги. Громадная поликлиника на 800 посещений.

Начали мы строить на наши деньги палатный корпус в областной больнице, еще одна поликлиника начинает строится в новом микрорайоне, как мы называем «Искра», вблизи опушки леса. Да, предусмотрен специальная медсанчасть УЦМ. Она «сядет» на эспланаде, которая пройдет от площади Нариманова к Волге. То есть по здравоохранению сегодня реальные серьезные шаги делаются – ну, года два уйдет на то, чтобы положение исправить.»

Поделиться Обсудить

В час беды

Марина Уральцева – корреспондент Ульяновского комитета по телевидению и радиовещанию.

Со спасательным отрядом димитровградских студентов работала в Армении, в зоне бедствия, медсестрой. Сегодня мы публикуем ее материал, написанный специально для «Ульяновского комсомольца».

Почему так мучительно долго остаются чистыми листы на письменном столе? Почему избегаю смотреть в ту сторону, где выстроились в ряд шесть магнитофонных кассет с записями «оттуда»? Почему так бережно храню в себе от посторонних глаз всю страдающую Армению – разом?

Потому, что к свежим ранам больно прикасаться.

Как это было?

Трудно преодолеть себя и начать спрашивать:

«Как это было 7 декабря?» Трудно решиться и достать микрофон.

Вынимаю, подхожу к женщине, спрашиваю… Когда кончится пленка, все еще протягиваю микрофон, не замечая, что давно уже плачу вместе с той, кого даже не знала всего час назад.

Назик Варосьян: «Когда начались толчки, я только что вышла из ванной. Помню, бежала по лестнице босиком, держала за руку сына сестры. Кажется, кричала. В комнатах попадала мебель, вещи бросало во все стороны. Последнее, что помню – стоим на улице, а вокруг пыль, туман. Все черно. Дальше не помню» (…)

Можно было не задавать вопросов, а просто включить магнитофон. Видимо, правду говорят, разделенная беда – беда лишь наполовину. Вот люди и делились. Не стесняясь, описывали, как им было страшно. Не стыдясь, плакали. Впрочем, плакали только первое время. Потом говорили: «Сердце больше не плачет, оно стало, как железо» (…)

Ульяновская правда, 29.1.1989 г.

Поделиться Обсудить

Есть вакансия

Проведен первый отборочный тур конкурса красоты. (…) Пока задача довольно простая – дважды предстать перед членами жюри: сначала в своем любимом наряде, затем – в купальнике. Считанные секунды – и вот уже закрылась дверь, а члены жюри тем временем мучительно размышляют, что поставить в ведомость – крестик, нулик? (…)

Ульяновская правда, 29.1.1989 г.

Поделиться Обсудить

Спектакль Ульяновского драматического театра «Ричард II» - на московской сцене.

Два дня, 14 и 15 января, на сцене Государственного театра дружбы народов выступали артисты Ульяновского драматического театра. Было дано три спектакля. Зрители познакомились с новой работой театра – «Ричард II» Вильяма Шекспира…

Спектакль, можно смело утверждать, стал событием в театральной жизни страны. О нем сообщало Центральное телевидение, Всесоюзное радио, московские газеты …

Ульяновская правда, 29.1.1989 г.

Поделиться Обсудить

«30 января 1989 года. УЦМ. Заседание комитета молодежных проблем (КМП). Тема: спорт в УЦМ.

Дельтапланы. Альпинисты. Горнолыжники. Яхтсмены. Почти все – не завтра. Но если не будем мечтать, тогда и не будет. Горные лыжи. Подъемник. Байдарочники. Охотники подходили – пока нет человека, который бы их возглавил.

Нужны социологические исследования, чтобы сформулировать задание строителям: сколько и чего нужно.

Послать группу в город электронщиков (типа Зеленограда) для изучения опыта: что есть, чего не хватает.»

Поделиться Обсудить