1918
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
 
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
24
25
26
27
28
29
30
31
Главное

И снова Ульяновский городской архив приглашает на прогулку! Сегодня мы «пройдемся» по небольшой улочке Ленинского района Ульяновска, носящей имя Рылеева.

Итак, эта улица расположилась в центральном районе города и проходит от улицы Красноармейской до улицы Пролетарской. Современное название она получила в 1918 году в честь Кондратия Федоровича Рылеева — русского поэта, участника Отечественной войны 1812 года, одного из руководителей антимонархического восстания 14 декабря 1825 года в Санкт-Петербурге.

От улицы Рылеева отходит небольшой переулочек, который сейчас именуется так же, как и улица. Пару слов хочется сказать о нем… С конца 19 века и почти до середины 20 века переулок носил не совсем презентабельное название — Собачий. Откуда появилось такое необычное название, доподлинно неизвестно. Одна из самых распространенных версий гласит, что здесь находились домовладения купцов Псяниных, но это только версия, исторических документов, подтверждающий сей факт не выявлено. Сегодня бывший Собачий переулок представляет собой тихое местечко, которое застроено элитными домами, и Собачьим его язык не повернется назвать.

Ну, а мы возвращаемся на улицу Рылеева… Когда-то здесь не было никакой улицы, а был въезд в город Симбирск. Въезд этот начинался с берега Волги, где находилась перевозная пристань. Грузы с пристани поднимались в гору по имеющейся здесь дороге — Смоленскому спуску. Почему Смоленский? Дело в том, что здесь когда-то стояла Смоленская церковь (во имя Смоленской иконы Божией Матери). Соборная церковь Симбирского посада была построена еще в 17 веке. Она была одной из самых старых в Симбирске. Красивая церковь с колоколами необычайно украшала волжский косогор. Между прочим, в церкви находилась чудотворная Смоленская икона Божией Матери, почитавшаяся не только жителями Симбирска, но известная и за пределами города. Может быть, поэтому церковь пережила множество неприятных исторических событий города — осаду войск Степана Разина, пожары. А вот что не смогла пережить церковь, так это пресловутые оползни волжской горы: в начале 20 века церковь сильно пострадала от подвижек грунта, и, несмотря на попытки восстановить храм, его пришлось закрыть и разобрать.

Удивительный факт: в сентябре 1833 года А.С. Пушкин, собирая материалы для «Истории Пугачева», побывал в Нижнем Новгороде, Казани, Симбирске, Оренбурге и Уральске. В его дорожной книжке есть небольшая пейзажная зарисовка прибрежной части нашего губернского города. На одной странице книжки — этот рисунок, на другой, под ним: «Смоленская гора. Церковь Смоленская и дом Карамзина 15 сент. Волга».

Итак, мы с вами выяснили, что улица стала называться Смоленской и шла она от берега Волги в город. Кстати, спуск этот сохранился до сей поры, причем в довольно неплохом виде — на машине, конечно, не проехать, а вот пешком можно без особых проблем и спуститься, и подняться. Этим спуском активно пользуются рыбаки, а еще местные жители, когда хотят искупаться — внизу находятся так называемые купальни. Внимательные путешественники на современном спуске могут разглядеть под ногами остатки старой дороги — мостовые камни, сохранившиеся до наших дней.

Со временем Смоленская улица стала плотно застраиваться жилыми домами. Селилось здесь мещанское сословие, дома были пусть и не очень богатые, но основательные и добротные. Конечно, сегодня многие из этих домов утрачены, но есть и те, что стоят до сих пор. Например, деревянный дом с наличниками в самом начале улицы — построен в 80-х годах 19 века мещанином Николаевым. Двухэтажные дома, принадлежавшие мещанам Дмитриевым и Григоровским, хотя и сохранились, но находятся в плачевном состоянии, жители этих домов давно ждут расселения.

В некоторых зданиях на улице разместились учреждения и организации, и потому внешний и внутренний образ домов поддерживается в хорошем виде. Пожалуй, самое известное строение — это каменный двухэтажный с подвалом дом, который был построен в начале 20 века. Сегодня здесь находится травматологический пункт. Желаем никогда сюда не попадать, достаточно изучить этот домик только снаружи!

В конце улицы в парковой зоне уютно разместился особняк — каменное двухэтажное здание. Дом принадлежал купцу Д. М. Карташеву. В 1879-1880 гг. здание находилось в распоряжении Саратовско-Симбирского земельного банка. В декабре 1881 года оно было передано совету Симбирского общества земледельческих колоний и ремесленных приютов для малолетних преступников, а потом здесь размещался исправительный приют для малолетних преступников. Сегодня здесь обосновалась Корпорация развития Ульяновской области.

До недавнего времени здесь на улице стоял еще один дом, причем очень интересный. Деревянный, похожий на терем, автором которого предположительно являлся архитектор Ф.О. Ливчак, он был «изюминкой» улицы. Дом очень отличался от всех строений, имеющихся здесь, как старинных, так и дореволюционных. Когда-то здесь размещался один из корпусов больницы скорой медицинской помощи, потом там размещалась частная организация, а совсем недавно в здании произошел пожар, дом сильно пострадал, и, скорее всего, восстанавливать его не будут. А жаль…

Но мы не будем грустить, а будем настраиваться на следующую прогулку по старинным городским улочкам. До новых встреч!

Подготовлено сотрудниками Ульяновского городского архива

Поделиться Обсудить

К 1917 году в Симбирске насчитывалось более двух десятков православных церквей, в том числе в двух монастырях – Покровском мужском и Спасском женском. Кроме того было три собора: Троицкий, Николаевский и Вознесенский, три часовни и больше десятка приходских церквей в разных частях города. Существовали также татарская мечеть и лютеранская кирха.

Из всех этих дореволюционных культовых зданий до наших дней сохранились пять. Три православных: освященный в 1911 году храм Воскресенья Христова на старом городском кладбище, что на современной ул. К. Маркса (в 1917 году кладбище находилось за чертой города), бывшая приходская церковь Иконы Божьей Матери Неопалимая Купина на Куликовке, освященная в 1912 году и Германовская церковь XVIII века, что в переулке Гоголя (бывш. Германский), несколько лет назад возвращенная верующим.

Дожили до наших дней также здание татарской мечети на ул. Федерации (бывш. Лосевая) и лютеранская кирха на пересечении ул. Ж. Дивизии (бывш. Анненковский переулок) и ул. Ленина (бывш. Московская).

Радикальный перемены в церковную жизнь внес принятый 23 января 1918 года Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Но массовая ликвидация храмов началась лишь десятилетие спустя при самом активном участии широких слоев трудящихся.

Небольшая Пантелеймоновская церковь находилась в районе старого железнодорожного вокзала, на Пушкинской площади, примерно там, где сейчас расположен лицей № 11.

25 октября 1928 года на цеховом собрании «обточки, текущего и механических мастерских» пятьдесят его участников единогласно постановили: закрыть Пантелеймоновскую церковь и использовать освободившееся здание под детский сад. Через три дня почин поддержали собрания паровозных бригад, смазчиков и осмотрщиков в количестве 95 человек, конторы 6-го участка, работников Ульяновского железнодорожного почтово-телеграфного отделения…

Кампания продолжилась и в следующем – 1929 году. На собрании родители детей, «посещающих детсад, и родители, у которых дети не приняты в д. с.» (всего 307 чел.) 9 сентября 1929 года некто Хохулина требовала: «Для скорейшего… раскрепощения женщин, предоставить к 12-й годовщине Октября церковь под детсад». «Не надо загораживать детям путь к социализму. Предлагаю передать церковь под детсад», - поддержала ее товарищ Чайкина. «Старухам можно сходить в город и намолиться до сыта!», выкрикнула товарищ Борень.

Но были и другие мнения. Например, мама по фамилии Иванова предложила выделить под детсад другое помещение, а церковь оставить старухам и дать им спокойно дожить. Поступило даже предложение скинуться по полтора рубля на новое помещение для садика. Однако большинство было против церкви и решение о ее закрытии приняли 293 голосами. Против, не было.

Решение матерей горячо поддержали молодежь ст. Ульяновск-1 и слободы им. Калинина, коллектив врачебно-санитарной службы ст. Ульяновск-1, учащиеся 1-й железнодорожной школы, профсоюза ж.д. ст. Киндяковка и многие другие.

Результатом всенародного волеизъявления стало письмо железнодорожников ст. Ульяновск-1 в Президиум Ульяновского Горсовета. В нем, в частности, говорилось: «Рабочие... считают совершенно недопустимым существование церкви в рабочем районе и как один,.. постановили закрыть Пантелеймоновскую церковь... Эти постановления были поддержаны общими собраниями женщин, родителей детсадов, школ и проч. в числе около 6000…

В то же время, рабочий район, при наличии более 1000 человек рабочих и служащих, а также такое количество детей дошкольного возраста не имеет возможности за неимением помещения, иметь у себя культурные дошкольные очаги (детские сады)…

Мы требуем, чтобы к 12-й годовщине Октябрьской Революции вместо трезвонной поповской трескотни, вместо одурачивания темных масс организовать культурный очаг для подрастающего поколения».

30 октября 1929 года на предварительном заседании Ульяновский Городской Совет, рассмотрев обращение железнодорожников, постановил: «Учитывая настойчивую просьбу рабочих ст. Ульяновск-1..., весь материал по этому вопросу предоставить в Президиум Окрисполкома с просьбой возбудить ходатайство перед Крайисполкомом о закрытии Пантелеймоновской церкви с передачей ее под детский сад рабочих ст. Ульяновск-1».

Однако страсти кипели не только вокруг Пантелеймоновского храма.

По материалам Государственного архива Ульяновской области.

Поделиться Обсудить