1906
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Главное

«В Новом году – только с «Народной» газетой!» – такими возгласами мальчишек-газетчиков симбиряне встретили 1 января 1906 года. Начало бурного года первой русской революции было ознаменовано появлением в Симбирске новой независимой газеты – «Народной».

В Общественном собрании Симбирска ажиотаж. Отложены столичные газеты, «Симбирские губернские ведомости» и «Епархиальные ведомости». На столах читального зала городского собрания только что вышедшая в свет газета – «Народная».

В правом углу номера новой независимой газеты анонс «Да здравствует свободная и новая Россия!». Кто-то из присутствующих зачитывает текст: «Наша газета должна, прежде всего, освещать тот небольшой уголок жизни, который нам особенно близок и знаком. Жизнь нашего Симбирска должна отражаться в нашей газете как в зеркале». Центральное место в издании отведено информации о разгоне губернскими уездными властями митингов и собраний рабочих и крестьян, об арестах земских деятелей.

Первых читателей нового издания взволновали сообщение об увольнении и высылке в Астрахань служащего губернского земства санитарного врача Родионова за организацию митингов в здании земства и заметка о неправомерном лишении избирательных прав многих горожан по политическим мотивам. Местная хроника информировала о недороде хлебов и голоде в ряде уездов, о конфискации властями очередного номера «Симбирских вестей», издаваемых Сахаровым и Балакирщиковым. В рубрике «О событиях в Петербурге и Москве» писали о подготовке к предстоящим выборам в 1-ю Государственную Думу.

Газета обещала быть популярной. Присутствующие здесь спонсоры нового издания воспрянули. Они имели целью добиться демократизации общественной жизни и провести своих кандидатов в Петербург, в Таврический, в число депутатов Госдумы.

К концу дня разносчики газеты появились в типографии братьев Дмитриевых и спрашивали, не осталось ли экземпляров газеты. Первые номера передавались из рук в руки. В писчебумажных магазинах было реализовано около сотни экземпляров, подписчикам разослано 250 штук.

А через несколько дней и в палатах земской больницы, и на бирже извозчиков на Большой Саратовской, и в библиотеке А. Знаменской, и в торговых рядах энтузиастами была организована «читка» отдельных статей. Особенно удивил слушателей призыв редактора сообщать новости, писать заметки: «Газета должна знать нужды, запросы, мысли, желания, настроения простого народа и в городе, и в деревне. «Народная» ждёт вашей помощи, она должна быть нашим общим делом». Слушатели обобщали услышанное: «Эта газета пишет правду об условиях жизни и труда, о наших нуждах и требованиях. Вот это наша, народная газета, о чём не пишут наши губернские издания». И цена всего 3 копейки. Желающим приобрести демократическую газету сообщали, что её можно купить в красивом деревянном киоске на Большой Саратовской напротив магазина Пастухова. Если посетителю необходима нелегальная литература, то надо спросить Спирина, добавив: «Я от комитета».

Через несколько дней на стол симбирского губернатора Льва Яшвиля легла подшивка новой газеты. Синим карандашом начальник канцелярии симбирского губернатора подчеркнул строки газеты, которые являлись недозволенными. По поводу выхода «Народной» в Дворянский переулок в губернаторский дом нанёс визит и начальник губернского жандармского управления полковник Ловягин. На следующей неделе после окончания Рождества подписчики, число которых увеличилось, не получили очередной 6-й номер: весь номер газеты был конфискован полицией прямо в типографии. Мотив конфискации газеты объяснили в окружной прокуратуре: сделано это по предписанию губернатора. В связи с тем, что передовая статья, по мнению князя, была направлена против установленного порядка выборов в Госдуму, а также призывала симбирских избирателей бороться за всеобщую прямую равную систему голосования. Гнев местной администрации вызвал также и опубликованный в номере наказ съезда крестьян Сызранского уезда к будущим депутатам Госдумы – решить вопрос о переделе помещичьих земель в пользу крестьян.

Статья «Жизнь в тюрьме» сообщала о тяжелейших условиях для политических заключённых в губернской тюрьме на Ярмарочной площади – это тоже бросало тень на местную администрацию. А напечатанную рецензию на книгу «Политические партии и реформы» Его Превосходительство счёл прямой пропагандой идей революции и социализма.

И тогда на столе симбирского губернатора появилась новая папка: «Дело о «Народной газете». Аккуратно подшивались все данные и о семи сотрудниках редакции и их добровольных помощниках: народных учителях, сельской интеллигенции, политических деятелях губернского центра. На главного редактора завели специальное досье: «Астахов Андрей Михайлович: русский, православный, коллежский секретарь, кандидат юридических наук, присяжный поверенный. До увольнения из земской управы по политическим мотивам руководил страховым отделом в губернском земстве, работая под началом князя С. Баратаева. Имеет свой собственный дом на ул. Шатальной под № 30 А. Поддерживает регулярные связи с местными руководителями партий «Народная свобода», социал-демократами и социалистами-революционерами». Через некоторое время у капитального здания на Большой Саратовской с вывеской «Симбирский учебный трудовой пункт» стал периодически появляться местный околоточный. Дело в том, что на 2-м этаже располагалась редакция крамольной газеты. Её приютил в этом здании попечитель этого учебного заведения для взрослых, где обучали вязанию, стенографированию, бухгалтерии и иностранным языкам всех желающих. Приютивший редакцию гласный Городской Думы доктор Иван Сахаров к этому времени уже был на учёте охранки.

В поход против газеты включилась и местная консистория. Дело в том, что в газете были опубликованы выдержки из выступления симбирского епископа Гурия, в котором он призывал власть пресечь выступления симбирской интеллигенции и студентов против существующего порядка и за избрание в Думу представителей демократических партий. Обращаясь к симбирскому духовенству, епископ привёл случай, когда одна из крестьянок после молебна прямо с амвона обратилась к окрестному населению с политической речью и требованием реформ. Итог: «Эта паршивая газета, вредная, не знаю, что смотрят наши власти. Её надо уничтожить». В ответ на эти действия редактор газеты Андрей Михайлович обратился к общественности города за поддержкой.

На одной из последних страниц дела о «Народной» находилась вырезка с обращением газеты к читателям: «Газета защищает интересы рабочих и крестьян и проводит в жизнь принципы свободы, самоуправления. Предприятие идейное и некоммерческое».

Февраль 1906 года в Симбирске ознаменовался началом избирательной кампании. На одном из семи избирательных участков горожане большинством голосов избрали в число выборщиков А.М. Астахова. Вот тогда-то в канцелярию прокурора окружного суда и пришло отношение симбирского губернатора князя Яшвиля, предлагавшего по ряду публикаций «Народной» дать ход делу «на предмет возбуждения уголовного преследования редактора «Haродной газеты» Астахова». 14 февраля 1906 года прокурор сообщил Его Превосходительству, что обвинение редактора «Народной» по 29-й статье Уголовного уложения Казанской судебной палаты отклонено ввиду отсутствия признаков преступления господина редактора, поскольку указанные статьи не противоречат временным правилам о печати 1905 года. Но по-прежнему продолжала пополняться папка губернатора. Чиновник губернского правления синим карандашом подчеркнул строки фельетона «Свобода и порядок», где приводились конкретные примеры преследования инакомыслящих. И вскоре наступил закономерный финал. Не надеясь на судебные инстанции, Его Превосходительство применил административный ресурс и... «Народная газета», просуществовавшая чуть больше полутора месяцев, была закрыта.

После закрытия «Народной» депутатом Госдумы стал Баратаев, а бывший редактор газеты Астахов вернулся к своему основному занятию – юриспруденции. В 1907 году опальный экс-редактор служил казначеем в семейном педагогическом кружке, который возглавлял А.В. Жиркевич, и одновременно вёл адвокатскую практику в симбирской коллегии адвокатов до 1917 года. В конце 1906 года в Казани была арестована редактор «Волжских вестей» А. Знаменская, которая была выслана за границу на три года.

Бывшие сотрудники «Народной газеты» пытались возродить демократический орган. В 1907 году на короткое время появился «Вестник народа», а после его закрытия «Народные вести». Но обе газеты разделили судьбу своей предшественницы.

Отшумел бурный март 1917 года. С улиц Симбирска схлынули толпы демонстрантов под красными флагами. Февральская революция 1917 года привела к власти комиссара Временного правительства Фёдора Головинского. Последний месяц доживали «Губернские ведомости». Монархический «Симбирянин» резко изменил свою политическую ориентацию и стал рупором партии «Народная свобода».

11 апреля улица Гончарова вновь огласилась криками мальчишек: «Покупайте «Народную»! Возрождение демократической газеты! Последние новости! Выявлены провокаторы Симбирской охранки! В Городскую Думу впервые избрана дама!» Прохожие останавливались, покупали газету у электрокинотеатра «Художественный», где шёл новый немой кинофильм «Зеркало жизни». Редактором возрождённой «Народной» стала известная 65-летняя эсерка Александра Знаменская. По вечерам старейшую журналистку и «бабушку» симбирской революции её поклонники ожидали на Венце в новом здании городского общественного собрания.

Она сообщала представителям партии и молодёжи последние петроградские политические новости. Хвалила своего кумира Г. Плеханова, земляка А. Керенского, министра юстиции Временного правительства и ругала В. Ульянова-Ленина, призывавшего устранить от власти министров-капиталистов Временного правительства.

«Народная газета» просуществовала до прихода к власти большевиков. Её номера выходили с 11 апреля по 9 декабря 1917 года – всего 92 номера тиражом 2 000 экземпляров.

В июне месяце 1918 года, когда Симбирск захватили войска Комуча и белочехи, старейший редактор симбирской газеты начала издавать газету «Возрождение», выступающую против власти большевиков, за Учредительное собрание. 9 сентября 1918 года в канун взятия Симбирска Красной Армией эта антисоветская газета прекратила своё существование и на этом закончилась революционная деятельность Знаменской, редактировавшей за свою продолжительную жизнь три газеты. После освобождения города от белочехов Знаменскую не преследовали. У многих симбирян были живы воспоминания о благотворительности Знаменской и её революционной деятельности.

Александра Александровна вскоре стала советской служащей, работала в губернском книгохранилище. Умерла она 28 февраля 1928 года.

...Хотите полистать первые независимые симбирские газеты – приходите в Ленинский мемориал. В экспозиции музея воспроизведён газетный киоск, в котором продавали общественно-политические издания: «Симбирские вести», «Наши дни» и другую демократическую литературу. Вот только «Народной» в витринах музея пока ещё нет – «постарались» в своё время симбирские жандармы. Сохранилась лишь только плёнка с некоторыми номерами этой газеты. Но в переломном 1991 году «Народная» вновь возродилась и стала одной из наших любимых газет.

Владимир Радаев

«Мономах», 2008 г., №2(53)

Поделиться Обсудить