1905
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
 
 
 
 
 
 
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Главное

Произведение воспитанника Симбирского кадетского корпуса Г. Ишевского, несмотря на литературно-художественную обработку материала и наличие в тексте вымышленных фамилий (Брагин и другие), носит ярко выраженный мемуарный характер, и отличается удивительной точностью даже в мелких деталях и вполне может использоваться как один из достоверных источников по истории Симбирска начала ХХ столетия.

В публикуемых воспоминаниях упоминаются действительно жившие в ту эпоху сёстры Маша и Валя Гедвилло – дочери начальника Симбирской почтово-телеграфной конторы, статского советника Антона Францевича Гедвилло; Валечка Лепарская – дочь капитана запаса, преподавателя гимнастики и основ военного дела Викентия Зеноновича Лепарского, жене которого принадлежал дом на улице Мартыновой; Верочка Шидловская – дочь потомственных дворян Андрея Дмитриевича и Веры Викторовны Шидловских; «француз Дусс» – преподаватель французского языка в Симбирском кадетском корпусе и женской гимназии Якубович – Альберт Францевич Дусс.

В первой части главы «На катке» говорится, что «городской каток занимал большую площадь на Новом Венце. Он содержался отцами города и, надо отдать справедливость, содержался в идеальном порядке…». Эти сведения близки к истине, но не совсем точны. Каток в центре города «для чистой публики» в период после 1905 года действительно находился на Венце, но не на бульваре «Новый Венец», а рядом, в Николаевском общественном саду (теперь здесь сквер при памятнике Карлу Марксу). И устроен он был не городскими властями, а с разрешения Городской управы по инициативе и на средства Симбирского семейно-педагогического кружка. Первоначально этот кружок, объединявший наиболее активную часть местной интеллигенции, получил от Городской управы место под каток на территории Завьяловской площади (сейчас – бульвар Пластова) и в первый же год своего существования (зима 1903–1904) это предприятие показало свою высокую доходность.

Но осенью 1904 года на Завьяловской площади начались работы по созданию так называемого Народного сада, и Семейно-педагогическому кружку пришлось перенести свою деятельность на территорию Николаевского сада.

В этом саду на средства кружка сначала была устроена летняя детская площадка, на которой под руководством опытных педагогов (включая специально приглашённых на работу в Симбирск учеников профессора П.Ф. Лесгафта) для детей всех сословий, но в основном из бедных семей, устраивались различные игры, спортивные состязания, спектакли. Позднее в особом помещении были открыты классы детского ручного труда. Вскоре, однако, выяснилось, что средств на содержание детской площадки у Семейно-педагогического кружка почти нет, и единственным источником денег может быть платный каток, который и стали ежегодно заливать в центре сада. При катке на деньги местного «Яхт-клуба» был построен деревянный отапливаемый павильон, украшенный резьбой «в русском стиле» – та самая «теплушка», которую упоминает Георгий Ишевский. В 1910-х годах каток в Николаевском саду стал излюбленным местом зимнего отдыха и развлечений многих симбирян, особенно молодёжи. По данным краеведа Ю.Д. Ефимова, здесь проводились первые соревнования симбирских конькобежцев, а по вечерам, под звуки духового оркестра, демонстрировали своё мастерство первые любители фигурного катания. На страницах местных газет в те годы нередко появлялись сообщения, подобные следующему: «В воскресенье, 2 февраля 1914 года на катке Семейно-педагогического кружка состоится большое состязание на звание лучшего конькобежца города Симбирска. Победители получат серебряные и золотые жетоны. Будет играть оркестр музыки Закатальского полка. После раздачи призов будут танцы на льду».

Алексей Сытин

"Мономах", 2008 г., №1(52)

Поделиться Обсудить

На рубеже эпох интерес к родной истории особенно обострен. Так происходит теперь, так было сто лет назад, когда только начинался век двадцатый. ...Темам русской истории отдали дань все ведущие мастера Серебряного века. В 1895 году в Москве возникло даже Общество художников исторической живописи. «Молодые художники целыми днями просиживали в Историческом музее и усердно изучали там старинную резьбу, набойки и вышивки», - вспоминал живописец и критик И.Э. Грабарь. Именно в Москве начинал свой путь в искусство художник Николай Федорович Некрасов.

С 1905 года он жил в Симбирске, преподавал рисунок в Чувашской школе. Незадолго до приезда сюда, в 1902 году, Николай Некрасов окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где его учителями были известные живописцы В. Серов и К. Коровин. Некрасов работал помощником декоратора Государственных театров, писал декорации по эскизам К. Коровина, к операм М. Глинки «Иван Сусанин», «Руслан и Людмила», А. Рубинштейна «Демон». Будучи студентом, он иллюстрировал книги для детей, работая над заказами издательства И.Д. Сытина. Когда-то здесь выходила четверть всех книг, издаваемых в России. В основном это была детская литература, учебники и наглядные пособия.

Альбом «Русская история в картинах» вышел в начале двадцатого века и давно стал раритетом. Всего в нем было пятьдесят девять репродукций картин известных художников. Одиннадцать из них на темы допетровской Руси выполнены Н.Ф. Некрасовым. К сожалению, судьба этих работ неизвестна. Сохранился только большой акварельный эскиз к картине «Выезд на осляти» (фото внизу). Подпись под рисунком сообщает, что в 1921 году автор подарил его А.В. Жиркевичу. А год спустя свое собрание картин и рисунков известный коллекционер передал в Симбирский художественный музей.

На создание картины с необычным названием Не­красова вдохновил обряд, который когда-то ежегодно совершался в Москве в день Вербного воскресенья. На эскизе легко узнаваем силуэт собора Василия Блажен­ного, Красную площадь, на которой шумит красочная толпа, изображенная художником.

Один из больших православных праздников Вербное воскресенье или Вход Господень в Иерусалим отмеча­ется в канун Пасхальной недели, за неделю до Пасхи. Согласно евангельскому рассказу, Христа, въехавшего в Иерусалим на осле, жители приветствовали как царя, расстилая на его пути одежды и пальмовые ветви. В XVII веке тысячные толпы москвичей, собиравшихся на Красной площади в этот день, становились очевидцами грандиозного спектакля. Здесь происходил Крестный ход с участием патриарха и царя.

Участники шествия выходили из Спасских ворот Кремля и направлялись к собору Василия Блаженного. Государь и патриарх проходили внутрь храма и переоде­вались в парадные одежды. Из собора они направлялись к Лобному месту, где их поджидал белый конь, покрытый попоной. Рядом стояли сани, запряженные шестеркой ло­шадей, а на них - цветущее вербное дерево, украшенное цветами и плодами - главный символ праздника.

Когда царь и патриарх поднимались на Лобное место, священник читал текст Евангелия, рассказывающий о том, как Христос послал двух учеников за ослом. К патриарху подводили коня - «осляти», царь брал его под уздцы, и начиналось шествие. Впереди шли дворяне и бояре, за ними на санях везли вербу. Здесь же сидели мальчики в белых одеждах, похожие на ангелов, звонки­ми голосами исполнявшие песнопения. Далее шество­вали патриарх и царь. Перед ними расстилали нарядные ткани и одежды. Когда, наконец, процессия вступала в Спасские ворота, во всех московских храмах начинался звон бесчисленных колоколов.

Выходы царя были обязательной частью многих цере­моний. По случаю больших церковных праздников госу­дарь надевал полный царский наряд: венец, бармы, крест. Именно в таком облачении изображает его художник.

Согласно царскому указу участники государевой свиты также одевались в дорогие, парадные одежды. А если боярин не имел соответствующей одежды, наряд выдавался ему из царской казны. В торжественных вы­ходах царя участвовали сотни людей: придворная знать, духовенство, телохранители, царские слуги - каждому отводилось в свите строго определенное место. Царские выходы с особенным размахом и пышностью устраива­лись при Алексее Михайловиче, любившем всевозмож­ные представления, и поражали даже видавших виды иностранцев.

Ольга Тюрина

Изображение - Н.Ф. Некрасов. Выезд на осляти

«Мономах», 2006 г., №1(44)

Поделиться Обсудить