1900
1897 1898 1899 1901 1902 1903
1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000
1900
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Главное

Бульварное «полукольцо» на улице Гончарова становится время от времени объектом стремления городских властей его улучшить. Последний раз подобное происходило, когда снесли уникальные чугунные решётки.

Между тем больше ста лет назад было поставлено под вопрос само существование бульваров: 12 ноября 1902 года «свыше чем 50 домовладельцев и коммерсантов, имеющих свои магазины на Большой улице», обратились в Симбирскую городскую думу с ходатайством «о преобразовании Большой Саратовской улицы путём сноса двух бульваров, с тем, чтобы расширить улицу, сравняв значение обеих половин её в торговом отношении и уничтожить обезображивающие её бульвары». Обращение было направлено в дорожную комиссию, да там и заглохло.

В то время бульвары так же проходили по середине Большой Саратовской улицы. От ул. Лисиной (К. Либкнехта) до Кирпичной (Мира) и разделялись на 6 частей. Каждая из них состояла из кирпичной дорожки шириной в 4 сажени (около 8,5 м), по обеим сторонам которой были нарыты валы в 1 сажень (2,13 м) шириной, засаженные рядами акации. По откосам, обращенным к проезжей части валы были обложены дерном.

18 февраля 1910 года, Думе вновь пришлось вернуться к обсуждению этого вопроса. Инициатором был ее гласный (депутат) Александр Иванович Дубровин. Напомнив коллегам о дебатах восьмилетней давности, он заявил, что прими они тогда правильное решение, «город получил бы широкую красивую главную улицу, равно оживлённую как с той, так и с другой стороны, что имеет очень большое значение для торгового мира».

Так чем же, по мнению гласного, бульвары «обезображивали» Большую Саратовскую? Во-первых, тем, что стесняли движение, создавая скучивание на одной её стороне, так что там едва разъезжались два экипажа. Результатом подобных «пробок», утверждал депутат, стали ежегодно повторяющиеся случаи, когда пешеходы, особенно зимой, попадали под лошадей. То есть бульвары мешали нормальному дорожному движению. Во-вторых, они загораживали от публики не только вид на один из лучших храмов города – Вознесенский, но и лавки, находящиеся на левой стороне, тогда как «всякое коммерческое предприятие требует видного, открытого для публики места, широкого простора». Отсюда вытекает, в-третьих: создаётся искусственная разница в ценности магазинов на разных сторонах улицы. Так что домовладельцы по левой стороне получают гораздо меньше дохода от своих домов, чем по правой, «неся одинаковую тяготу обложения». Наконец, в-четвёртых, бульвары, по мнению Дубровина, требуют на своё содержание бюджетных расходов, в то время как пользы от них никакой: зимой они завалены сугробами, а потому по ним не погуляешь, летом же представляют собой чахлые кусты акации, сплошь покрытые пылью и не дающие никакой тени. Зато по вечерам эти кусты становятся пристанищем разного тёмного люда, поэтому ничего удивительного в том, что «жители не пускают на бульвары своих детей, находя, что последним пребывание на бульварах ничего, кроме вреда, не принесёт».

Однако точку зрения «домовладельцев и коммерсантов» разделяли далеко не все. Возражения сводились к двум основным аргументам. Первый: уничтожение бульваров повлечёт необходимость замощения образовавшейся посреди улицы грунтовой полосы шириной в 4 аршина (около 8 метров), на что потребуются дополнительные средства, которых в муниципальной казне, как всегда, не хватало. Второй: уничтожение бульваров, по сути, есть уничтожение культуры.

Некто И.А. Семёнов предложил городской думе проект сооружения на месте бульваров «невысокого пассажа вышиною в два этажа». Аргументы против этого предложения были весьма убедительны: строение окончательно отгородит одну сторону от другой, по существу превратив улицу в две параллельных. А тротуары, которые предлагалось проложить вдоль стен будущего торгового центра, сузят и без того не широкую проезжую часть до её полной транспортной непроходимости. И еще: «Если осуществится проведение трамвая, то пассаж послужит лишь препятствием для его движения».

Решение Думы было мудрым. Признав, с одной стороны, «желательным изменить вид Б. Саратовской улицы», с другой, детальную проработку этого вопроса она вновь поручила всё той же дорожной комиссии, однажды его уже успешно «замотавшей». А бульвары на Большой Саратовской решено было «временно оставить». Как оказалось, лет на сто с лишним.

(по материалам Государственного архива Ульяновской области).

Поделиться Обсудить

Бульварное «полукольцо» на улице Гончарова становится время от времени объектом стремления городских властей его улучшить. Последний раз подобное происходило, когда снесли уникальные чугунные решётки.

Между тем больше ста лет назад было поставлено под вопрос само существование бульваров: 12 ноября 1902 года «свыше чем 50 домовладельцев и коммерсантов, имеющих свои магазины на Большой улице», обратились в Симбирскую городскую думу с ходатайством «о преобразовании Большой Саратовской улицы путём сноса двух бульваров, с тем, чтобы расширить улицу, сравняв значение обеих половин её в торговом отношении и уничтожить обезображивающие её бульвары». Обращение было направлено в дорожную комиссию, да там и заглохло.

В то время бульвары так же проходили по середине Большой Саратовской улицы. От ул. Лисиной (К. Либкнехта) до Кирпичной (Мира) и разделялись на 6 частей. Каждая из них состояла из кирпичной дорожки шириной в 4 сажени (около 8,5 м), по обеим сторонам которой были нарыты валы в 1 сажень (2,13 м) шириной, засаженные рядами акации. По откосам, обращенным к проезжей части валы были обложены дерном.

18 февраля 1910 года, Думе вновь пришлось вернуться к обсуждению этого вопроса. Инициатором был ее гласный (депутат) Александр Иванович Дубровин. Напомнив коллегам о дебатах восьмилетней давности, он заявил, что прими они тогда правильное решение, «город получил бы широкую красивую главную улицу, равно оживлённую как с той, так и с другой стороны, что имеет очень большое значение для торгового мира».

Так чем же, по мнению гласного, бульвары «обезображивали» Большую Саратовскую? Во-первых, тем, что стесняли движение, создавая скучивание на одной её стороне, так что там едва разъезжались два экипажа. Результатом подобных «пробок», утверждал депутат, стали ежегодно повторяющиеся случаи, когда пешеходы, особенно зимой, попадали под лошадей. То есть бульвары мешали нормальному дорожному движению. Во-вторых, они загораживали от публики не только вид на один из лучших храмов города – Вознесенский, но и лавки, находящиеся на левой стороне, тогда как «всякое коммерческое предприятие требует видного, открытого для публики места, широкого простора». Отсюда вытекает, в-третьих: создаётся искусственная разница в ценности магазинов на разных сторонах улицы. Так что домовладельцы по левой стороне получают гораздо меньше дохода от своих домов, чем по правой, «неся одинаковую тяготу обложения». Наконец, в-четвёртых, бульвары, по мнению Дубровина, требуют на своё содержание бюджетных расходов, в то время как пользы от них никакой: зимой они завалены сугробами, а потому по ним не погуляешь, летом же представляют собой чахлые кусты акации, сплошь покрытые пылью и не дающие никакой тени. Зато по вечерам эти кусты становятся пристанищем разного тёмного люда, поэтому ничего удивительного в том, что «жители не пускают на бульвары своих детей, находя, что последним пребывание на бульварах ничего, кроме вреда, не принесёт».

Однако точку зрения «домовладельцев и коммерсантов» разделяли далеко не все. Возражения сводились к двум основным аргументам. Первый: уничтожение бульваров повлечёт необходимость замощения образовавшейся посреди улицы грунтовой полосы шириной в 4 аршина (около 8 метров), на что потребуются дополнительные средства, которых в муниципальной казне, как всегда, не хватало. Второй: уничтожение бульваров, по сути, есть уничтожение культуры.

Некто И.А. Семёнов предложил городской думе проект сооружения на месте бульваров «невысокого пассажа вышиною в два этажа». Аргументы против этого предложения были весьма убедительны: строение окончательно отгородит одну сторону от другой, по существу превратив улицу в две параллельных. А тротуары, которые предлагалось проложить вдоль стен будущего торгового центра, сузят и без того не широкую проезжую часть до её полной транспортной непроходимости. И еще: «Если осуществится проведение трамвая, то пассаж послужит лишь препятствием для его движения».

Решение Думы было мудрым. Признав, с одной стороны, «желательным изменить вид Б. Саратовской улицы», с другой, детальную проработку этого вопроса она вновь поручила всё той же дорожной комиссии, однажды его уже успешно «замотавшей». А бульвары на Большой Саратовской решено было «временно оставить». Как оказалось, лет на сто с лишним.

(по материалам Государственного архива Ульяновской области).

Поделиться Обсудить