1906
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Главное

От Симбирска до Сенгилея по Волге не более трех часов хода. 20 августа 1906 года с грузопассажирского парохода фирмы «Кавказ и Меркурий» на сенгилеевскую землю по сходням ступила компания молодых людей в пиджаках и темных рубахах. Приезжих встретил местный присяжный поверенный. По негласному правилу конспирации они представились именами и псевдонимами: Юрий «Кондуктор», Василий «Младенец», студент «Шурочка», «Лука», «Пишка». Подошедшим к дебаркадеру местным студентам вручили пачки со столичными сатирическими журналами левых партий со страшными названиями: «Леший», «Фискал», «Бомба», «Пули», «Залп», газету «Симбирские вести», чтобы раздать учащимся старших классов четырех начальных и уездного училищ. Аграрную программу РСДРП предполагалось развести по волостям и зачитать на сельских сходах.

…Любительская фотография 1906 года зафиксировала руководителей симбирской социал-демократической организации Юрия Кролюницкого, Василия Орлова и их спутников. Фотоснимок этот представлен в витрине третьего раздела экспозиции Музея-мемориала В.И. Ленина, посвященного событиям первой российской революции.

В своих воспоминаниях один из лидеров симбирских большевиков В. Рябиков писал по поводу этой агитационной поездки: «Положение нашей организации, находящейся в непролетарском районе, обязывало нас завоевать симпатии и среди непролетарского населения. Наиболее удобным для посещения нашими агитаторами был Сенгилей, куда беспрепятственно можно было в любой момент приехать пароходом».

До объявленного агитационного мероприятия сенгилеевцы решили завести приезжих товарищей в местную чайную. Вскоре там за одним из соседних столов обосновалась компания. Наметанный глаз сразу бы определил, что они хоть и в гражданском, но из полиции – «фараоны». Приезжим сообщили, что городской голова, купец Федор Петрович Пономарев, относится и к листовкам, и к сходкам достаточно либерально. И только лишь недавно назначенный полицейский исправник В.М. Войцеховский проявляет шумную активность, которая особенно усилилась после назначения в Симбирске губернатором вместо либерального князя Яшвиля генерал-майора Старынкевича.

После чаепития агитаторы вышли на площадь, где их уже ожидала большая толпа. Каждое выступление встречали аплодисментами, подняли красное знамя. Митинг закончился опасными лозунгами: «Долой самодержавие!», «Требуем отмены смертной казни!», «Да здравствует Учредительное собрание и демократическая республика!». Ответом было громовое «ура». Над улицами, лесными холмами и Волгой поплыла боевая мелодия Марсельезы. В воздух взлетели десятки листовок.

…Согласно расписанию очередной пароход в Симбирск должен был причалить через час. По пути к пристани агитаторы решили отвезти оставшуюся революционную литературу на местную явку. И вдруг на улицах притихшего после митинга города раздалась пронзительная трель полицейского свистка. Неожиданно из переулка выскочили полицейские, и агитаторы были препровождены в местное отделение – «полицейский клоповник». Командующий этой операцией уездный исправник господин Войцеховский порадовался удаче. С поличным – с нелегальной литературой – был арестован почти весь симбирский комитет РСДРП. Немедленно в губернское жандармское управление была послана телеграфная депеша.

Но произошло неожиданное. Перед полицейским участком, несмотря на цепь стражников, появилась большая толпа. Служители порядка стали отступать под натиском мукомолов и грузчиков, вызванных очевидцами ареста с причалов. И вскоре в Симбирске получили новую телеграмму: «Три часа пополудни по внезапно сделанному городскими бунтовщиками набату в колокол к управлению подошла толпа в 150 человек с дерзкими насильственными требованиями освобождения задержанных. Вследствие недостатка сил известные пропагандисты подлежали освобождению. На выходе из управления толпа разъяренно кричала «ура», неистовствовала, вызывала на столкновение с полицией. Исправник Войцеховский».

Получив это донесение от начальника жандармского управления, глава губернии решил взять руководство по водворению спокойствия в подведомственном ему уездном центре в свои руки. Сенгилеевский телеграф принял следующее указание: «С первым пароходом отправлена в Сенгилей рота солдат при оружии для подавления беспорядков. Рота выезжает через два часа волжским пароходом. Встретьте. Передайте командиру указания. Губернатор Старынкевич».

Неизвестно, попала ли эта телеграмма всесильному П.А. Столыпину, но вот через семь лет, 27 июля 1914 года, самому Николаю II было доложено о новых беспорядках в городке Сенгилей.

…Уже несколько дней как было объявлена война России с Германией и ее союзниками – первая мировая война. Наступало время страды и мобилизованные на фронт, находящиеся на сборном пункте, потребовали от сенгилеевского воинского начальника П.А. фон Агте выплаты семьям призванных пособий. Офицер ответил собравшимся призывникам грубостью. Возмущенные рекруты окружили его и взяли за грудки Против рекрутов полицейский исправник Бухартовский приказал бросить стражников и полицию. Были произведены аресты.

Одновременно в Симбирск была послана телеграмма: «Настроение запасных крайне беспокойное. Масса требований обеспечение пособием». На следующий день призывники окружили управление воинского начальника и тюрьму, требуя освобождения арестованных товарищей. Ответом местных и губернских властей стали залпы орудий. Одновременно в Симбирск было отправлено донесение: «Беспорядки прекращаются силой. Распоряжение воинского начальника открыть огонь. Убито 5, ранено 4. Троих главарей доставили в тюрьму. Толпа пыталась освободить. Буду принимать самые решительные меры. Бухартовский».

Ответ из губернского центра поступил немедленно: «Выражаю вам благодарность за исполнение моих указаний. Ваша распорядительность и своевременные меры могут поддержать порядок. Вице-губернатор Арапов».

Полгода после подавления беспорядков арестованные ожидали суда. 9 декабря военный суд огласил приговор. Двое из приговоренных к смертной казни подали прошение о помиловании на высочайшее имя. 23 февраля 1915 года департамент полиции известили: «Приговор в отношении бригадира Пупкова утвержден, а фельдфебелю Соколову смертную казнь заменили каторгой. Пупков на рассвете 23 сего февраля в Сенгилее расстрелян. Симбирский губернатор Ключарев».

Послесловие

2 февраля 1917 года в Сенгилее узнали об отречении императора Николая II и об образовании Временного правительства. На митинге очевидцы событий 1914 года потребовали от комиссара Временного правительства А. Георгиевского ареста и суда над полицейским исправником Бухартовским, воинским начальником и тюремной администрацией. К тому времени «Шурочка», член пропагандистской группы симбирских социал-демократов, остепенился и имел в городе, где он жил с 1916 года, неплохую врачебную практику, а Георгиевскому городской голова не советовал арестовывать местную администрацию. И мэр города, и комиссар Временного правительства часто выступали на митингах, приветствуя революцию, украшали свое пальто красными бантиками. Не дожидаясь дальнейших действий местных властей, виновные в расправах потихоньку покинули уездный центр.

Владимир Радаев

«Мономах», 2006 г., №3(46)

Поделиться Обсудить