1936
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
 
 
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Главное

Строительство православных храмов - одна из примет нашего времени. Еще одна примета, более свежая – конфликты вокруг застройки храмами парков и скверов. Одна сторона ратует за духовные скрепы и историческую справедливость – восстановить храм, разрушенный в годы советской власти. С другой стороны, люди недовольны возможной утратой любимой зеленой зоны и ухудшением и без того непростой экологической обстановки.

90 лет назад с появления совершенно секретного циркуляра «О мерах по усилению антирелигиозной работы» в СССР начался один из самых решительных периодов борьбы с религией. Массово закрывались для богослужений и даже сносились монастыри и храмы, а священнослужители и активные верующие лишались гражданских прав, арестовывались и даже расстреливались.

На месте снесенных культовых объектов возникали «зеленые зоны»: сквер Ивана Гончарова вместо Спасо-Вознесенского собора или сквер И.Н. Ульянова на месте Покровского мужского монастыря.

Но прямая аналогия с нынешним веком вряд ли уместна. Советская власть рушила церкви вовсе не за тем, чтобы на их месте обустроить общественные пространства. Знаковые разрушения симбирских храмов пришлись на 1930-е годы. Рушилось то, что больше нецелесообразно эксплуатировать из-за древности помещения или невозможности приспособить под новые нужды. В закрытом в 1932 году Спасо-Вознесенском соборе планировали оборудовать «образцовую фабрику-кухню для обеспечения общественного питания студентов», даже начали монтировать плиты и котлы. Но в это время оборвалась часовая гиря из механизма установленных на колокольне собора городских курантов. Пробитая ею колокольня дала трещины, здание было признано аварийным и разобрано в 1936-1938 годах.

На месте Спасо-Вознесенского собора в 1938 году был разбит сквер с фонтаном и установленной в нем гипсовой скульптурной группой «Три пионера». Ее исполнила 18-летняя ульяновская скульпторша Лидия Тимофеева-Турбина. Поначалу, кстати говоря, к новому скверу ульяновцы отнеслись весьма критично. Даже городская газета «Пролетарский Путь» не удержалась от критических стрел: «Здесь нет ни одного зеленого дерева. Цветы под палящими лучами солнца засыхают».

Но народ ко всему привыкает. Привыкли и к «Трем пионерам». В послевоенный период сквер стал одним из символов и улицы Гончарова, и всего Ульяновска. Его охотно фотографировали и местные, и приезжие фотокорреспонденты и фотографы-любители. Особым вниманием посетителей пользовалась клумба-календарь с ежедневно менявшимися числами.

Но в 1962 году порядком обветшавшие «Три пионера» были демонтированы, а в 1965 году в сквере установлен памятник писателю Ивану Гончарову работы московского скульптора Льва Писаревского – единственный памятник в Ульяновске, отлитый из чугуна. Между прочим, летом 1812 года младенец Иван Гончаров был крещен в том самом Спасо-Вознесенском соборе…

Надо сказать, что в начале 1990-х годов, когда проговаривались планы восстановления Спасо-Вознесенского собора, ненадолго возникла и идея восстановления храма на его прежнем месте, но от нее почти сразу отказались и власти, и священнослужители – храм, по существу, перекрыл бы улицу Гончарова. Зато на совершенно новом, никогда не занятом культовым строительством участке освященный в 2015 году Спасо-Вознесенский кафедральный собор оказался более чем кстати, и уже успел стать архитектурным символом Ульяновска.

 

Поделиться Обсудить