1936
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
Главное

Он случился летом 1936 года в селе Новое Погорелово, на тот момент Вешкаймского района Куйбышевского края.

Двумя годами раньше в селе, «по решению общего собрания жителей» была закрыта церковь, а «освободившееся» таким образом помещение колхоз традиционно использовал под зернохранилище.

И вот летом 1936 года правление решило переделать культовое сооружение в культурное – то есть открыть в нем сельский клуб. 2 июня к бывшей церкви отправилась бригада плотников, чтобы разобрать колокольню и как сказано в документах, снести «кумпол».

Однако на подступах к храму бригаду встретила толпа односельчан, точнее, односельчанок человек в двести. Собравшиеся требовали не только не разрушать церковь, но и вернуть ее верующим.

Как завершился этот «бабий бунт» в материалах дела нет. Скорее всего, накричавшись и выпустив пар, все просто разошлись по домам.

А 4 июня, началось расследование, в ходе которого выяснилось, что «Гр-н села Н-Погорелово Селезнев Андрей Семенович… организует вокруг себя женщин, главным образом из единоличников и антисоветский репрессированный элемент, которых провоцирует на массовое выступление в защиту церкви… Когда член сельсовета Рассказчиков Павел и др. стали уговаривать собравшуюся массу женщин разойтись по домам и не устраивать волнения, гр-н Селезнев, находясь в кругу женщин около церкви,.. закричал: «Бабы! За мной!!!». На его призыв все женщины… с криком «Ура!» бросились в церковь, где гр-н Селезнев, обратно обращаясь к женщинам, говорит: «Женщины, стойте за мной, не давайте. Две недели будем караулить и день, и ночь, не допустим ломать».

Селезнев своего участия в волнениях не отрицал, объясняя, что агитировал женщин на выступление с целью побудить власти вернуть церковь верующим. Это требование, по его мнению, было тем более справедливо, что «советская власть и так обидела бедняков, обдирая их до последней рубашки. А сыто да богато теперь живут только те, кто ближе к руководителям партии.

Кроме Селезнева, под следствием оказались шестеро его односельчанок. Все были единоличницами, то есть не состояли в колхозе.

Мать четырех детей, 42-летняя Ольга Рассказчикова была раскулачена и поэтому, по мнению следствия, настроена антисоветски. Обвиняемая не отрицала, что ходила по избам, призывая женщин к выступлению, и даже вооружилась палкой, чтобы защищаться самой и защищать церковь.

Из раскулаченных были и Варвара Васильевна Фадеева, требовавшая не только открыть церковь, но и вернуть в нее все изъятое, чтобы «сделать все как было». При этом она еще и ругала оскорбительными словами членов сельсовета и актив села, обзывая их грабителями за то, что ее раскулачили.

Евдокия Федотьевна Рассказчикова и Пелагея Ильинична Семенова под раскулачивание не попали, Тем не менее, активно участвовали в «церковных волнениях», а последняя еще и призывала товарок набрать соли и швырять ее в глаза всем, кто попытается ломать колокольню. Правда, дальше призывов дело не пошло.

Всем семерым предъявили обвинение по пункту 2 части 2 статьи 59 УК РСФСР, предусматривавшей ответственность за «особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления». В части второй говорилось о массовых беспорядках.

Дело о беспорядках в Новом Погорелово 9 декабря 1936 года рассмотрело Особое Совещание при Народном Комиссаре Внутренних дел СССР.

Приговор каждому из подсудимых уместился на бланке размером в половинку стандартного листа писчей бумаге и состоял буквально из трех предложений: «Рассказчикову Евдокию Федоровну, как соц. опасный элемент – отдать под гласный надзор по месту жительства сроком на ОДИН год. Считать срок со дня вынесения настоящего постановления. Дело сдать в архив». И так – по всем семерым осужденным. Ни одного реального срока. Ни одного расстрела.

По материалам архива УМВД РФ по Ульяновской области.

Поделиться Обсудить