1900
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
Главное

В 2008 году исполняется 110 лет со дня рождения Фёдора Михайловича Михайлова, смелого подпольщика, работавшего на оккупированной немцами территории. Его молодость связана с нашим краем: перед войной Ф.М. Михайлов работал главврачом в посёлке Языково. Каким же он был, доктор Михайлов, чьё имя увековечено в названии одной из улиц Ульяновска?

Михайлов Фёдор Михайлович родился 30 июня 1898 года в Псковской области в крестьянской семье. В детские годы батрачил. В 1915 году поступил в Кронштадтскую школу юнг и служил на Балтийском флоте, а в годы гражданской войны сражался против войск Юденича.

В 1926 году Фёдор Михайлович окончил мединститут. Работал врачом в Смоленской, Ивановской, Куйбышевской (ныне Самарской) областях. С 1935 до 1940 года работал главврачом Языковской больницы.

В марте 1940 года Михайлова направили в Славутскую районную больницу Каменец-Подольска (ныне Хмельницкая область), а потом он стал главным врачом Славутского роддома.

Когда началась война, Фёдор Михайлович ушёл на фронт. Дивизия, в которой он воевал, сразу же приняла участие в тяжёлых боях. Потом – окружение, отчаянная попытка пробиться к своим, скитания по захваченной врагом территории. В Житомире встретил своих знакомых врачей, узнал, что они оставлены для подпольной работы.

Ему посоветовали вернуться в Славуту, связаться с местным подпольем, если оно существует, а если нет – действовать исходя из обстановки.

Так в захваченной фашистами Славуте вновь появился врач Михайлов. Бургомистру города он заявил, что хочет работать по специальности, так как видя бесполезность сопротивления германским войскам, дезертировал из рядов Красной Армии. Он начал работать в хирургическом отделении городской больницы. Надеялся, что в Славуте существует подполье, но шли дни за днями, а о нём не было слышно.

Тогда пришла мысль самому взяться за создание подпольной организации. Резерв бойцов он видел в лагере для раненых и больных военнопленных – в «Гросслазарете». Лагерь находился недалеко от Славуты. Условия жизни в нём были ужасные. В отдельные дни умирало до 200 человек, и сами пленные, впряжённые в телеги, вывозили трупы на расположенное рядом с лагерем огромное кладбище.

Подавляющее большинство пленных по состоянию здоровья не способны были к борьбе, но наиболее крепкие, несомненно, готовы были на смерть, лишь бы выбраться из этого ада.

Всего в лагере содержалось 20 000 человек. Нужно было искать связи с лагерем. Михайлов добился назначения на должность главврача лагерной больницы и начал подбирать людей среди медицинского персонала (некоторых он знал ещё до войны), из бывших военнопленных, работающих на территории лагеря. Потом появились надёжные люди в городе, на предприятиях, в близлежащих сёлах и даже в других районах, наладилась связь с шепетовским подпольем.

Подпольная организация росла, и руководить ею было всё сложнее. Нужно было подумать о создании коллективного руководящего органа. Так был создан межрайонный комитет из четырёх человек под председательством Михайлова, а несколько позже – партийная организация.

К этому времени был уже налажен регулярный выпуск листовок, сбор оружия и боеприпасов, начались диверсии на городских предприятиях, срывалась вербовка молодёжи в Германию. Сам Михайлов взял на себя сложную и опасную задачу по освобождению из лагеря военнопленных.

Им был открыт инфекционный барак для заразных и тяжелобольных пленных. Немцы старались обходить его стороной, что было на руку подпольщикам. Туда помещались раненые красноармейцы, они получали лечение, набирались сил и позже, когда выздоравливали, переправлялись на свободу с документами, бланки которых добывались здесь же, в лагере.

А Михайлов составлял списки этих людей и представлял лагерному начальству акт на списание их как умерших. За несколько месяцев он спас десятки советских людей.

Организация крепла, набиралась сил, всё более ощутимые удары она наносила фашистам. К январю 1942 года комитет объединял уже семь районов. В марте на славутский аэродром прибыло 17 бомбардировщиков. Только за день они смогли сбросить 60 тонн бомб.

Многие пионеры были активными участниками подпольной организации. Когда готовилась операция по уничтожению немецких лётчиков, школьников направили для расчистки аэродромов и помощи на кухне. Долго ждали удобного момента, наконец, повар выставил кастрюлю с компотом на сквознячок. Туда подсыпали порошок. К вечеру 15 лётчиков скончались.

На городской площади в Славуте стоял памятник Ленину. Немцы решили отправить его на переплавку, однако накануне он исчез. На ноги была поднята вся полиция, но поиски оказались тщетны, бюст Владимира Ильича был надёжно спрятан. Вторично памятник открыли в 1944 году, сразу же после освобождения Славуты от немцев.

На счету у подпольщиков было уже много успешных операций, но Михайлов понимал, что такая мощная организация способна на большее. Он вынес на заседание комитета вопрос о подготовке вооружённого восстания. Для этого нужно было создать новые боевые группы, слить их в один или несколько партизанских отрядов и при подходе Красной Армии осуществить восстание по общему плану.

Предполагалось разрушить железную дорогу, а когда взлетят на воздух мосты, прервётся связь, будут перебиты полицаи и старосты, партизанские отряды нанесут удары по тылам фашистов. Предложение было принято. Подготовка к восстанию развернулась полным ходом. Нужно было подобрать людей, разбить их на группы, назначить командиров, переправить оружие в определённые места. Но осуществить этот тщательно задуманный план не удалось.

Приближалось 1 мая. Утром над городом развивалось 9 красных флагов. Полицай, пытавшийся снять флаг, погиб на месте: флаги были заминированы. На многих домах, в том числе на служебных помещениях и даже на дверях квартиры самого коменданта Славуты белели праздничные листовки, отпечатанные уже в собственной типографии. Была выведена из строя целая немецкая автоколонна. Один полицай исчез бесследно, двое были тяжело ранены.

Всё это привело в бешенство немецкую полицию. Давнишние подозрения о существовании у них под носом хорошо законспирированного подполья превратились в уверенность. Но не было ни одной серьёзной зацепки, все арестованные в этот день оказались случайными людьми, не имеющими отношения к организации. Нужно было искать верный способ её уничтожения. После долгих раздумий пришли к выводу, что ядро организации надо искать в «Гросслазарете». Решено было договориться с другими лагерями об обмене военнопленными. Таким образом, если организация существует, она автоматически ликвидируется.

Началась переброска пленных в другие лагеря. Сменили и внутреннюю охрану, которая должна была принять участие в восстании. Расчёт оказался верным. План восстания, подготовленный с таким трудом, рушился.

Но оставшиеся подпольщики не сложили оружия. Решено было начать рельсовую войну и всё же создать партизанский отряд.

Подпольщики раздобыли график движения поездов, и вскоре на воздух взлетел эшелон из 18 вагонов. Погибло несколько сотен немецких офицеров и солдат. Надолго приостановилось движение на этом участке. Была готова и база для партизанского отряда.

Ядро этого отряда составили верные помощники Михайлова. Побег их из лагеря был заранее подготовлен. Однако среди подпольщиков оказался предатель. Начались аресты.

Михайлову советовали немедленно уходить в отряд. Он и сам это понимал, но готовился ещё один крупный побег из лагеря, и нужно было закончить эту операцию. Не успел… Фёдора Михайлова вместе с другими арестованными товарищами отправили в тюрьму. Немцы рассчитывали, что Михайлова попытаются освободить, и задумали организовать гигантскую мышеловку. В город пригнали свыше 500 солдат, теперь гарнизон состоял из тысячи до зубов вооружённых фашистов. Стали ждать и не ошиблись.

В этот день в хлебе Фёдору Михайловичу передали записку: «В час ночи будь готов. Выручим». Полицай, который передавал хлеб, рассказал, что в городе полно немцев, что их пригнали с какой-то целью. Михайлов понял, что силы неравные. В ответной записке он написал: «Ничего не предпринимать. Погубите себя и людей. Прощайте, братья». Как ни тяжело было, но партизаны вынуждены были признать, что Фёдор Михайлович прав. Попытка немцев уничтожить отряд сорвалась.

А в Шепетовке началось следствие по делу арестованных подпольщиков. Уже месяц шли бесконечные допросы, но никакие пытки не сломили мужества советских людей. Видя бессмысленность дальнейших допросов, фашисты вынесли приговор: казнь через повешение.

Для устрашения населения казнь решили сделать публичной. Фёдора Михайловича привезли в Славуту 1 августа 1942 года. На площадь согнали множество людей. Виселицей должен был служить сук дуба, под которым когда-то любил отдыхать доктор. Под усиленной охраной его повели к месту казни. Руки за спиной связаны колючей проволокой, на груди доска с надписью: «Я – большевистский бандит. Я убивал немецких солдат». Немцы хотели, чтоб его казнь послужила грозным предостережением непокорным. А он, избитый, истерзанный, шагал твёрдо, с гордо поднятой головой. Не немцы, а он вышел победителем в неравной схватке.

Врача подвели к дереву. В последний раз Фёдор Михайлович окинул взглядом стоявшую перед ним толпу. В его глазах не было скорби – только любовь к людям и вера в победу.

А партизанский отряд, созданный по инициативе Михайлова, продолжал героическую борьбу с фашистами. Бойцы поклялись отомстить за гибель товарищей. Они назвали свой отряд именем Ф.М. Михайлова. В отряд вливались всё новые и новые силы, и вскоре он превратился в соединение имени Ф.М. Михайлова.

18 января 1944 года партизаны первыми ворвались в Славуту и освободили город. 20 января в Славуту вступили бойцы Красной Армии.

Именем смелого подпольщика в нашем городе названа улица Врача Михайлова.

Антон Алексеев

«Мономах», 2008 г., №2(53)

Поделиться Обсудить