1912
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
27
28
29
30
Главное

Наверное, нет в нашем городе ни одного человека, который хотя бы раз не пенял городским властям на качество дорог. Пенял, надо сказать, вполне справедливо. Однако мало кто знает, что проблема эта перешла к нам из «проклятого царского прошлого». А наши предки еще 100 лет назад смачно и со вкусом выражались по этому же поводу в тот же адрес.

Наверняка не жалел крепких выражений легковой извозчик Никифоров, когда в ночь на 26 апреля 1912 года, проезжая по темной Покровской (Льва Толстого) улице, попал в глубокую яму, приготовленную для керосино-калильного фонаря. Ни пассажирка, ни сам Никифоров при этом не пострадали. А вот лошадь сильно расшиблась и по извлечении ее из ямы с помощью прохожих пала. Фонарная яма, вопреки установленным правилам, на ночное время не ограждалась. Единственным ограждением служил высокий вал земли, выброшенной из нее.

Пострадавший извозчик предъявил городской управе иск на 50 рублей - в такую сумму оценили его лошадь городские ветеринарные врачи. А городской юрисконсульт, на распоряжение которого городской управой был отдан этот иск, дал по делу отзыв в том смысле, что так как при производстве земляных работ на Покровской улице управой не было предпринято самых элементарных мер предосторожности, то «иск Никифорова является вполне закономерным и необходимость удовлетворения его вполне очевидна».

Впрочем, страдали на городских дорогах не только рядовые извозчики, но и люди влиятельные и даже облеченные полномочиями. Например, гласный городской думы Н.В. Голубков.

Тогда же, в апреле, но уже светлым днем - около 12 часов - гласный «проезжал на своей лошади по Большой Конной (ныне – Шевченко) улице. Как известно, эта улица расположена по скату Симбирской горы к Свияге, и весенние потоки портят полотно дороги, пролегающей по ней.

Желая избежать поломки экипажа на изрытой ухабами дороге, кучер Н.В. Голубкова направил лошадь на вновь «отремонтированное» печным мусором «шоссе». Едва экипаж въехал на него, как лошадь и передняя часть экипажа стали вязнуть в скрытой под мусором трясине. Вскоре круп лошади и передок экипажа совершенно погрузились в жидкую грязь.

На крики извозчика сбежались близживущие обыватели и после долгих усилий вытащили лошадь и экипаж из трясины. По их словам, на месте трясины была вырыта яма или колодезь, которая во время весенней распутицы наполнилась грязью, а эта трясина засыпана была сверху мусором и превращена таким образом в «волчью яму».

В заключение обыватели Большой Конной улицы утешили Н.В. Голубкова тем, что «здесь это часто бывает. Да вот мы намедни ещё вытаскивали…» и т.п.

Извозчики у торговых рядов Столбы на Гончаровской

Впрочем, подобные проблемы были не только на упомянутых улицах. Так, например, пристав 1-й полицейской части уведомил городскую управу, что по Тихвинской (ныне – Плеханова) улице от церкви до дома Белякова проезд на лошадях от топи совершенно невозможен. В доказательство чего приводится «известный» для Симбирска факт: лошади и экипажи двух легковых извозчиков на этом месте завязли и были вытащены только при помощи посторонних лиц.

Пристав просил городскую управу озаботиться о приведении этого проезда в надлежащий порядок или совершенно закрыть его.

По данным полиции, ввиду образовавшихся провалов и канав невозможно было проехать по некоторым улицам в слободе Туть, где талой водой размыты огромные канавы. На Большой Саратовской (Гончаровской) улице провалы, образовавшиеся на водопроводных канавах против домов Чуркина и Третьякова, также сделали невозможным проезд по дороге. Кроме того, получены сведения о провалах на Покровской (Льва Толстого) улице, около Губернской земской управы, на Панской (Энгельса) и на многих других улицах.

Так что нам с вами еще везет - по крайней мере, в ямах среди улицы не тонем. Ну, а к дорожным проблемам наших предков мы еще вернемся.

По материалам Государственного архива Ульяновской области

Поделиться Обсудить

Советский Союз, как известно, был самой читающей страной в мире. А Российская Империя? За всю Империю сказать не берусь, а вот по поводу малой ее части – Симбирской губернии – кое какие данные на сей счет имеются. Их приводит газета «Симбирянин» в номере за 26 апреля 1912 года, публикуя отчет библиотеки-читальни имени И.А. Гончарова за год предыдущий.

Заметка содержит в себе немало интересных сведений о Симбирской читающей публике – ее количестве, социальном составе, преобладающих вкусах и т.п. А также о самой библиотеке. В частности, о том, что в течение 1911 года библиотека была открыта 342 дня, и что в ней работали два отделения – платное и бесплатное, в которых на 1 января 1912 года насчитывалось 6386 названий книг и журналов в количестве 13477 экземпляров.

В платном отделении в течение того же года было 1038 абонентов (в том числе мужчин – 570, женщин – 468). Наибольшее же число читателей составляли учащиеся – 342 человека (студентов – 54, гимназистов – 190, семинаристов – 50, гимназисток – 42). За ними шли чиновники (205), учительский персонал (133), лица, не имеющие определенных занятий (132), торговцы (55) и военные (33). Меньше всего посещали платное отделение посещали лица духовного звания. Их за год набралось всего пятеро.

Через бесплатное за тот же период прошло 1674 абонента, в том числе 546 малолетних. А также 222 крестьянина, 215 мещан, 71 чиновник, 44 представителя духовенства и 7 военных.

Но, пожалуй, наибольший интерес вызывают данные о том, какого рода литература пользовалась у наших предков наибольшим спросом.

По разделу «Беллетристика», констатируют авторы отчета, «к великому прискорбию уже третий год царит нераздельно пресловутая Вербицкая, произведения которой пришлись по вкусу самой разнокалиберной публике, начиная с дам света до гимназисток, горничных и модисток».

Анастасия Алексеевна Вербицкая в начале XX века была чрезвычайно популярна. Ее произведения издавались неслыханными тиражами, их ставили в театрах, экранизировали. Творчество модной писательницы вызывало огромную критику и шумные споры. Жанр, в котором она работала, сегодня назвали бы любовным романом. В центре ее произведений - изломанность женской судьбы и недостижимость счастья.

В бесплатном отделении, абонентами которого состояли преимущественно дети, наибольшим спросом пользовались «простой бесхитростной» Л.Ф. Черской (его книги выдавались 818 раз, что не удивительно – Леонид Федорович был детским писателем) и Жюль Верн (395 выдач.).

Ну, а что же великая русская классика? Самым читаемым оказался Л.Н. Толстой – его книги спрашивали 725 читателей. За ним шел И.С. Тургенев, чьи произведения заинтересовали 556 человек. Значительно отставали от них Ф.М. Достоевский (398 «выдач») и наш земляк И.А.Гончаров – 349

Кроме них в этом списке - практически не известные сегодня А.В. Амфитеатров, И.И. Мясницкий, Д.Л. Мордовцев, Е.А. Салиса, Н.О. Пружанский, С.И. Юшкевич и другие.

Среди научной литературы бесспорным лидером оказался критик и историк литературы Овсянников-Куликовский, чьи труды были затребованы читателями 156 раз. На втором месте с более чем двукратным отрывом шли историки Ключевский (55 выдач) и Костомаров (19). Труды Ч. Дарвина заинтересовали 23 читателей, а книги географа А.В. Елисеева попросили всего 15 посетителей.

Чуть выше оказался интерес к богословию – 40 книговыдач за год.

Среди журналов наибольшей популярностью пользовались «Современный мир» (977), «Русское богатство» (909), «Русская мысль» (880), «Природа и люди» (558) и «Исторический вестник» ( 445).

А среди «центральных» газеты - «Новое время» (419) и «Русское слово» (455).

Заканчивается заметка такими словами: «Туман увлечений модернизмом, символизмом и другими «измами» мало по малу рассеивается и недавние кумиры читающей публики Сологуб, А. Белый, Рукавишников и пр. все дольше и дольше залеживаются на библиотечных полках».

Поделиться Обсудить