1889
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
 
 
 
 
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Главное

В центре Ульяновска на углу улицы Радищева (быв. Мартыновой) и бульвара Пластова (быв. Завьяловской площади) стоит небольшой деревянный дом с мезонином, известный краеведам как «дом Харитоновых». Не самый интересный по своей архитектуре, он сохранился как бы по недоразумению в годы возведения по соседству с ним громады Ленинского мемориала и Дома Советов. Сейчас всё чаще говорят, что на его месте следует построить какое-нибудь приличное здание, соответствующее престижности места и современным представлениям об архитектурной эстетике. Возможно, так и случится...

Изучением истории застройки участка на углу бывших Мартыновой улицы и Завьяловской площади занимались многие ульяновские краеведы – С.Л. Сытин, А.А. Калачёв и другие. Но наиболее полными и точными следует признать результаты исследований сотрудника Ульяновского краеведческого музея Юрия Дмитриевича Ефимова. На основе собранных материалов им была написана интересная статья (опубликована в «Народной газете» за 5 мая 1998 года), которая использована как главный источник при подготовке настоящего очерка.

Первым из известных нам владельцев рассматриваемой угловой усадьбы был, вероятно, священник городской Владимирской (Ильинской) церкви Павел Николаевич Смирнов, который в сентябре 1844 заложил всё своё недвижимое имущество отставному сенатскому курьеру Герасиму Архиповичу Жидкову. Так как Смирнов не сумел вовремя рассчитаться с кредитором, то его деревянный дом со всеми холодными службами и участком по Мартыновой улице на публичных торгах, состоявшихся в 1846 году, перешёл в собственность упомянутого Герасима Жидкова. Из биографии нового владельца дома известно только, что в 1845–1847 годах он неоднократно удостаивался благословения Святейшего Синода за значительные пожертвования в пользу церквей Симбирской епархии.

После смерти Г.А. Жидкова его дочери Марья и Татьяна превратили отцовскую усадьбу в что-то вроде постоялого двора. В начале 1850-х в доме девиц Жидковых регулярно останавливались приезжавшие в Симбирск чиновники из уездных городов и помещики из имений. С 1856 года после смерти сестры домом на углу Мартыновой улицы единолично владела Татьяна Герасимовна. Во время пожара 1864 года, уничтожившего большую часть города, усадьба Жидковой полностью выгорела, а она сама в следующую зиму простудилась и умерла 5 апреля 1865 года в возрасте 68 лет. Оставшееся после неё «пустопорожнее угловое усадебное место» тогда же перешло по наследству к её племяннице Александре Петровне Жидковой.

Вступив в свои права, наследница сразу заказала проект на постройку нового деревянного дома с мезонином и холодными службами при нём. По проекту, утверждённому 11 августа 1865 года, дом был выстроен к началу следующего года. После окончания строительных работ в марте 1866 года А.П. Жидкова продаёт угловой дом с усадьбой Дмитрию Ивановичу Смирницкому, известному тем, что с 1869 года и, видимо, до самой смерти он служил экономом пансиона при Симбирской мужской гимназии. В собственности дворян Смирницких домовладение оставалось больше 20 лет – до 1893 года.

В их доме с 1879 по 1890 год снимал квартиру известный поэт Аполлон Аполлонович Коринфский – внук симбирского архитектора Михаила Петровича Коринфского.

В феврале 1893 года Варвара Петровна Смирницкая (вдова коллежского асессора Д.И. Смирницкого) продаёт усадьбу отставному унтер-офицеру Ионе Харитоновичу Харитонову, и с этого времени начинается новый этап в истории дома, за которым на длительное время закрепляется название «дом Харитоновых». Сразу после покупки дома унтер-офицер Харитонов пристраивает к нему небольшую бакалейную лавочку, сооружает брандмауэр на границе участка, обновляет обветшавшие заборы с воротами. А главное – капитально ремонтирует основной угловой дом, заменив при этом старую наружную обшивку с декором в духе городской эклектики середины XIX века на новую, украшенную пропильными деревянными «кружевами». В таком виде, с самыми незначительными утратами, дом Харитоновых сохраняется до наших дней, то есть существует практически без изменений в архитектурном облике уже 115 лет. В 1904–1905 годах Иона Харитонов строит на своём участке к северу от углового дома ещё один дом (тоже деревянный, но двухэтажный), который в дальнейшем сдаётся квартирантам, то есть используется как «доходный дом». Известно, что в новом доме Харитоновых в 1905–1906 годах жил Дмитрий Ильич Ульянов, благодаря чему здание (ул. Радищева, 2а) и отнесено к числу ценных объектов историко-культурного наследия.

Сам Иона Харитонов в Симбирске был известен не только как домовладелец и глава большого семейства, но и как весьма активный общественный деятель – член попечительства о семьях военнослужащих, член правления и заведующий хозяйственной частью Симбирского добровольного пожарного общества и т.д. Благодаря этому к концу жизни ему было присвоено звание личного почётного гражданина.

Но главным в жизни этого удивительного человека была живопись. Речь в данном случае идёт не об академическом искусстве, а о той прикладной живописи, которой ради заработка занимались высокопрофессиональные ремесленники. Это интерьерная роспись по трафаретам, изготовление вывесок для небогатых горожан и т.п. Впрочем, Иона Харитонович, как один из талантливых людей (тех, что именуют «самородками») сумел подняться выше уровня своих коллег по ремеслу. Он увлекался такими жанрами как портрет, пейзаж и натюрморт, причём в лучших своих работах достигал неплохого уровня для человека, не имевшего специального художественного образования. Не случайно, что глава одного из цехов Симбирской ремесленной управы Василий Бурев привлекал Харитонова к работам по росписи симбирских храмов, а многие обыватели (в основном из купцов и мещан) заказывали ему «настоящие картины».

После смерти живописца, последовавшей в 1914 году, в связи с оформлением наследственных прав его вдовы и детей, была составлена опись семейного имущества, в котором значилось: «...картин больших, писанных масляными красками, в багетных рамах – 70, таких же картин малых размеров – 22, разных картин без рам – 45». Таким образом, после смерти И.Х. Харитонова в его доме оставалось не 30 картин, как указывают некоторые авторы, а 137 – целая картинная галерея! Если учесть, что на многих полотнах Харитонова-отца и тех, что позднее были созданы его дочерью, профессиональной художницей Валентиной Ионовной Харитоновой запечатлён облик разных уголков нашего города (того города, которого уже нет), а также виды изменившихся до неузнаваемости окрестностей Симбирска-Ульяновска, то можно представить ценность оставленного ими наследия.

Среди детей Ионы Харитоновича и его жены Марии Ивановны, кроме упомянутой Валентины Ионовны, следует назвать их сына Владимира, который в 1905 году окончил гимназию с золотой медалью, а затем учился на математическом факультете Санкт-Петербургского университета.

Сын Владимира Ионовича – Андрей Владимирович Харитонов – стал известным учёным-астрономом. Он регулярно посещает наш город (последний раз был в 2005 году) и после каждого такого посещения в фондах Ульяновских областных краеведческого и художественного музеев появляются новые картины, фотографии и бытовые предметы из «семейной сокровищницы» Харитоновых.

Алексей Сытин

Фото из архива автора

«Мономах», 2008 г., №2(53)

Поделиться Обсудить