1969
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
 
 
2
4
5
6
7
8
9
10
12
13
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
29
31

Дмитрий Минаев и его "Фотография"

Иван Сивопляс, 1 Июля 1889

130 лет назад, в июле 1889 года, в Симбирске ушел из жизни один из самых славных симбирских уроженцев, поэт-сатирик Дмитрий Дмитриевич Минаев (1835 - 1889). Его называли Королем рифмы и Русским Бальзаком. При жизни он пережил собственную громкую славу. Сатирик и юморист, «обличитель» бюрократов и общественных нравов оказался не востребован наступившей в 1881 году эпохой консервативного царствования Александра III.

Одинокий, больной, нуждающийся, он вернулся в родной город из Санкт-Петербурга за два года до смерти, прожив их в скромном одноэтажном домике на городской окраине. В последний путь Короля рифмы провожало всего несколько человек. Считается, что родной город так и не смог простить поэту его шедевра, поэму «Симбирская губернская фотография».

Весной 1862 года в гости к 27-летнему Дмитрию Дмитриевичу, уже семь лет с успехом покорявшему Санкт-Петербург, приехал из Симбирска приятель и ровесник Николай Михайлович Соколовский, судебный следователь, увлекавшийся писательством. Два вечера он пересказывал поэту новости с родины, а тот тотчас облекал свои впечатления в чеканные строки.

В двух с половиной сотнях строчек уместилось полторы сотни персонажей, весь «цвет» симбирского общества, от архиерея Евгения (Сахарова-Платонова) до губернского предводителя дворянства Александра Ивановича Ермолова, фигуре равновеликой губернатору.

Владыке Евгению вменялась казавшаяся нарочитой аскетичность:

- На барынь смотришь ты сурово,

Не ешь цыплят на серебре,

И не посмеет уж Бычкова

С тобой шептаться в алтаре.

Александр Ермолов осмеивался как рогоносец:

- И ты, дворянский предводитель,

Ты, жертва жениных затей,

Хотя считаешься родитель,

Но не своих – чужих детей.

Единственным положительным героем поэмы стал ее вдохновитель Н.М. Соколовский:

- Где Соколовский, наш писатель,

Всех обличать готов в глаза,

И где Арапов – председатель

Ни в чем не смыслит ни аза.

Упомянутый Арапов – председатель Симбирской губернской палаты, начальник Соколовского. В своем вдохновении Дмитрий Дмитриевич не пощадил даже родного дядю:

- А вот великий в разговоре,

Всегда неясный, как туман,

Лакеев бьющий con amore

«Дантист» Зимнинский Валерьян!

Поэт намекает, что тот «с любовью» выбивал слугам зубы.

Мы сейчас то и дело слышим об оскорблении власти, о делах и штрафах. Но время, в которое писалась «Губернская фотография», было другим. Только-только в 1861 году отменили крепостное право, и Российская империя жила ожиданием новых грандиозных реформ. «Эти симбирские прапорщики не понимают, что сами готовят себе революцию», - будто бы высказался о симбирских рутинерах император Александр II.

Н.М. Соколовский вернулся в Симбирск с несколькими списками поэмы. Они буквально в миг разлетелись по рукам. Конечно, было обидно находить свое имя в тексте – ну, так другим досталось больше моего, и это даже радовало! Кстати, автором поэмы большинство симбирян считало все того же Николая Михайловича.

И именно ему пришлось огребать за обоих. В 1862 году Д.Д. Минаев стал редактировать еженедельный сатирический журнал «Гудок», на чьих страницах он опубликовал фрагменты поэмы, правда, с отточиями вместо фамилий. Но негодование вспыхнуло с новой силой – печатный станок разнес поэму по России в количестве 4000 экземпляров! Вся страна стала свидетельницей симбирского неприглядства.

И тогда Симбирский губернатор Михаил Иванович Анисимов, который не был героем поэмы, пригласил к себе Н.М. Соколовского, считавшегося автором поэмы, и настоятельно предложил ему уйти в отставку и покинуть Симбирск. Для Николая Михайловича это, кстати, имело пользу. Он уехал в Санкт-Петербург, где стал модным адвокатом, печатал статьи и книги, которые благосклонная критика сравнивала с самим Достоевским. Скандалы нередко способствуют славе.

Поделитесь в социальных сетях