1942
1939 1940 1941 1943 1944 1945
1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000
1942
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
 
 
1
2
3
4
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Едва придя к власти, советская власть принялась бороться с религией. Однако выветрить «опиум народа» из этого самого народа оказалось непросто. Даже у тех его представителей, которые всецело встали на платформу Коммунизма и Мировой революции. Подтверждение тому – текст, включенный в один из приказов по войскам Симбирского гарнизона весной 1918 года.

«ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Рабоче-крестьянская красная армия Сенгилеевского отряда при совете рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, штаб и военный комиссар поздравляем вас, находящуюся в нашем распоряжении рабоче-крестьянскую красную армию и служащих штаба с высокоторжественным праздником воскресенья христова и шлем вам наилучшие пожелания в плодотворной работе за укрепление власти рабочих и крестьян от ненавистной буржуазии и их приспешников, которые и до сего времени ведут борьбу и никак не могут примириться со свободно дышащей Россией и новой молодой рабоче-крестьянской Красной Армией, которая стоит на страже интересов рабочих и крестьян и за Советы, которые исполняют волю трудового народа. Но пусть все знают, что рабоче-крестьянская Красная Армия и в частности Сенгилеевский отряд, лучше умрет, но не даст попасть России под иго капиталистов, помещиков и их приспешников.

Подписал: Сенгилеевский Военный Комиссар Кириллов».

Но это был, скорее, эксцесс, недоразумение, результат недоработки политкомиссара.

Однако и по прошествии двадцати с лишним лет, «опиум» по-прежнему крепко сидел в головах значительной части советских граждан. И власть этому уже не сопротивлялась, хотя и держала эту сферу жизни под контролем.

Вечером 5 апреля 1942 года ко всем трем храмам - кладбищенскому, Куликовскому и Патриаршему (храм не сохранился, он находился напротив современного "Дома Советов", на этом месте сейчас установлен памятный знак), действовавшим в то время в Ульяновске, потянулись празднично одетые люди. Они спешили к пасхальной службе, которая начиналась в 11 часов. В основном это были женщины примерно от 40 до 70 лет. Из Заволжья в центр ехали работницы завода им. Володарского. А по окрестным дорогам группками по несколько человек спешили верующие из близлежащих районов – Ульяновского, Чердаклинского, Майнского и других.

Среди белых женских платков время от времени можно было увидеть выцветшие фуражки, шапки и даже военные пилотки бойцов рабочих колонн. Их набралось человек 200. Среди множества прихожан были даже два милиционера «военного призыва», правда, «по гражданке». При этом один из них, к тому же, пел в церковном хоре.

Людские ручейки стекались в празднично убранные храмы, из-под сводов которых лились пасхальные песнопения. Многие, в том числе и дети, прикладывались к плащанице и причащались.

К началу службы народу набралось тысяч пять. Возникла сильная давка, так что некоторые пожилые богомолки падали в обморок и их приходилось выносить на свежий воздух.

Вокруг церквей и внутри них собрались нищие, просившие милостыню. Этим же занимались и десятка два бойцов строительных батальонов.

Наконец, служба началась. Но на этот раз она отличалась от той, что проходила здесь в прежние годы - в двух церквях с амвонов было обнародовано патриотическое воззвание Митрополита Сергия к верующим. А проповеди, с которыми священники обращались к пастве, были пропитаны духом патриотизма и призывами молиться за победу русского воинства над антихристом, пришедшим на нашу землю с огнем и мечом.

Тут же, в храмах велся сбор денег в фонд обороны страны. В кладбищенской церкви, например, собрали 3000 рублей.

В общем, по словам очевидцев и агентуры НКВД, обстановка праздника способствовала подъему духа верующих. Никаких эксцессов и антисоветских проявлений не было.

По материалам Государственного архива Ульяновской области

Поделиться Обсудить