1919
1916 1917 1918 1920 1921 1922
1900 1901 1902 1903 1904 1905 1906 1907 1908 1909 1910 1911 1912 1913 1914 1915 1916 1917 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924 1925 1926 1927 1928 1929 1930 1931 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 1942 1943 1944 1945 1946 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954 1955 1956 1957 1958 1959 1960 1961 1962 1963 1964 1965 1966 1967 1968 1969 1970 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000
1919
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
 
 
 
 
 
1
2
3
4
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Сто лет назад, весной 1919 года, по Симбирской и Самарской губерниям прокатилось крестьянское восстание, известное в историографии как Чапанный мятеж, хотя сами участники тех событий именовали их войной.

Бессмысленный и беспощадный…

Утром 5 марта Сызранский уездный исполком получил телеграмму из Симбирска. В ней сообщалось, что в Новодевичьем и Бектяшке вспыхнуло восстание дезертиров и кулаков. Председатель губисполкома Варейкис приказывал местной власти принять самые энергичные меры к подавлению выступления.

В тот же день телеграммы пришли в новодевиченский и бектяшкинский волисполкомы. В них тот же Варейкис требовал немедленно сложить оружие. «В противном случае из каждого десятка будет расстрелян один», - грозил он. Однако война лишь разгоралась.

Очагом ее стало большое - свыше 1000 дворов - приволжское село Новодевичье, расположенное недалеко от Сенгилея, ниже его по течению (сегодня это – Самарская область).

Поводом стали реквизиции хлеба и скота губпродкомиссаром Беловым. Сопровождавший его продотряд из 36 бойцов крестьяне разоружили. Как и следующий, под командой Павлова, прибывший на другой день. «Вооруженная сила», не стремясь вступить в бой, частично разбежалась. А частично стала отходить к Волге, когда ударил набат. И толпа бросилась следом. Отступавших догнали и стали бить, а потом бросили в арестантскую.

Варейкис среди красноармейцев,
учавствовавших в подавлении восстания

Утром всех задержанных опять жестоко избили, а Павлова расстреляли. Его труп сбросили в прорубь. В тот же день толпой был растерзан и председатель волостной ЧК Казимиров.

От Новодевичьего до Русской Бектяшки по прямой километров 20. Волна восстания докатилась сюда поздно ночью 4 марта. Поводом стала реквизиция лошадей отрядом красноармейцев численностью 22 человека. Быстро собрался народ с вилами. Со стороны бойцов прогремели выстрелы. Но это лишь взвинтило толпу. Солдаты стали разбегаться. Мужики ловили их, били, отбирали винтовки. Покончив с отрядом, грозная масса двинулась на волсовет. Его члены бежали к Волге, спрятались там в лесу, где просидели до темноты.

Около полуночи 5 марта из Сенгилея в Симбирск прилетела почти паническая телеграмма с просьбой прислать отряд в пятьсот штыков при артиллерии. В ней сообщалось о численности восставших - около 300 человек при трех пулеметах. «Есть убитые. Положение критическое».

Утром 6 марта пришло еще одно сообщение о том, что разведка из 11 человек, посланных в Бектяшку, была встречена пулеметным огнем. Один разведчик убит. Другой смертельно ранен. Волостной военрук рассказывает, что попавших в плен красноармейцев казнят не мешкая.

Вскоре мятежом были охвачены Белый Яр, Хрущевка, Елаур, Новодевичье, Мордово, Бекетовка, Ягодное, Ташелка, Мусорка, Ташла, Санчелеево и др.

10 марта на заседании Губисполкома постановили: «Привлечь к подавлению восстания все рабочие силы, главным образом Первый Советский рабочий полк, для чего при первой необходимости снимать рабочих с работы». И стали готовиться к обороне Симбирска.

15 марта полыхнула Карсунская волость, а 18-го повстанцы начали с двух сторон наступление на Карсун, обстреливая его ружейным огнем. Но заняв часть города, остановились. Видимо, потому, что отчаянно замерзли и идти дальше не смогли. Тем более темнело, и началась метель.

Утром 19 марта из Алатыря прибыл отряд с пулеметами, выбивший восставших из города, после чего они моментально рассеялись по своим селам.

Стали поступать сведения о погибших: в Соплевке убиты политрук Репинский, временный продкомиссар Чесноков, Кожевников, Платонов. Двое последних найдены подо льдом. Трупы изуродованы – убивали топорами, вилами. Жертвы «переносили медленную агонию, купание в воде, топтание ногами».

Бывшего предисполкома Лакаева, сотрудника Кирюхина нашли зверски убитыми между деревнями Нагаево и Кошелевка. В Таволжанке убит секретарь упродкома. Тело найден подо льдом…

Всего с 15 по 20 марта погибло около 25 коммунистов только Карсунской организации.

Продолжение следует.

По материалам Государственного архива Ульяновской области

Поделиться Обсудить