1971
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
 
 
 
1
2
3
4
5
6
8
11
12
13
16
18
19
20
21
23
24
25
Главное

15 июля 1971 года, закончив работу, ульяновские скульпторы супруги Анатолий Клюев и Любовь Турская отправились в кинотеатр "Пионер". Посмотрев фильм, сели в такси на улице Гончарова. Любовь Александровна - рядом с шофером, Клюев - сзади, где уже сидела молодая пара, жених с невестой.

При въезде на свияжский мост, в районе трамвайной остановки "Хлебозавод", шедшая навстречу грузовая машина внезапно переметнулась на встречную полосу и на большой скорости подмяла под себя такси. Случилось это в семь часов вечера.

Погибли шофер такси, один из молодой пары, сидевшей сзади, и Турская. Ее труп извлекли из-под машины. Рассказывали, что, когда вытаскивали тяжелораненого Клюева, он кричал: "Спасите мою жену, она большой художник!" В больницу его увозили без сознания. Там он провел более полугода.

Шофер, совершивший убийство, как выяснилось, был сильно пьян. По воспоминаниям очевидцев, только милиция его спасла от жестоких побоев людей, оказавшихся на месте трагедии.

Похороны Любови Турской собрали не менее двух тысяч человек.

По воспоминаниям современников, Любовь Турская была лучшей среди мужчин-коллег по цеху. Хотя пробиться в эту профессию ей удалось не сразу - потому что женщина. Подробнее об этом и об ульяновском периоде жизни заслуженного скульптора России Любови Турской для читателей "СК" рассказал сотрудник областного госархива Антон Шабалкин.

Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры Турская брала приступом. Дело в том, что по установленным там правилам на скульптурный факультет из тридцати вновь поступающих могла быть принята только одна представительница слабого пола. Первая попытка закончилась неудачей - девочке из самого холодного города страны Минусинска предпочли другую претендентку. Но Турская решила остаться при институте - работала в котельной, таскала ведра с углем, а когда освободилась вакансия уборщицы, стала убирать мастерские. Через год - опять неудача: на "женскую" вакансию взяли дочь какого-то известного художника. И только с третьего раза Турская была принята.

После института она работала в Свердловске и там сразу очень мощно заявила о себе. Одна из самых сильных ее работ той поры - "Восстание уральских углежогов".

В наш город Турская вместе со своим супругом и коллегой Анатолием Клюевым переехала в 1967 году. Ее ульяновский период жизни современники сравнивают со вспышкой молнии - яркой, мощной и очень короткой. Она запомнилась нашим землякам сильной, энергичной, вспыльчивой - незаурядной. Такая она и в воспоминаниях известного краеведа Александра Блохинцева. Близко знакомый с четой скульпторов, он часто бывал в их мастерских и наблюдал Любовь Александровну и как мастера, и как личность. Как-то Блохинцев застал обоих супругов в мастерской Клюева. Турская стояла у станка с бюстом Ильи Николаевича Ульянова в глине (эта работа Клюева, но уже в граните, установлена возле педагогического университета). "Любовь Александровна, живая, высокая, в рабочем костюме, очень резкими и верными движениями рук и стека корректировала, подправляла работу мужа. Срезая стеком сырую глину со скулы бюста, она ее быстро перемещала на другое место и тихим укоряющим голосом говорила мужу: "Ты что уж! Не видишь что ли?". В этом дуэте, считает Блохинцев, она, несомненно, вела партию.

С первых же творческих шагов Турской за ней признали талант творца многофигурных, масштабных композиций. Ее почерк - энергичная, крупная лепка - предполагал силу и работоспособность недюжинную. И неженскую.

Первая крупная работа Турской в Ульяновске - "Рабочие" - участвовала во Всесоюзной выставке и принесла ее автору звание заслуженного художника России. Потом была композиция "Коммунисты" (сейчас установлена в фойе Мемцентра). "Она делалась ею в спешном порядке к выставке "Большая Волга", - вспоминал Блохинцев. - Отлитые из гипса фигуры в рост за несколько часов до официального открытия выставки монтировались в выставочном зале - на втором этаже Дома художников, а патинировку их Любовь Александровна заканчивала тогда, когда первые зрители, и в том числе я, уже входили в зал. Она тогда была страшно уставшей, одетой по-рабочему, в брюках, с замаранной физиономией. Перед этим, надо полагать, были две-три бессонные ночи и дни напряженного труда".

Следующей крупной работой Турской стал "Реквием", будто воплотивший в себе какое-то мистическое пророчество. Его предыстория такова: было решено заменить, наконец, заурядное гипсовое надгробие на братской могиле воинов, умерших в ульяновских госпиталях во время Великой Отечественной войны (кладбище, что на улице Карла Маркса). Объявили конкурс. Турская предложила композицию "Реквием"... "К осени 1970 года Любовь Александровна слепила модель "Реквиема" метровой высоты и показала ее Художественному совету, - вспоминает Блохинцев. - Как-то вскоре после этого я зашел к ней в мастерскую. Она показала мне эту модель в глине. Модель изображала трех женщин разного возраста, стоявших группой и друг к другу спинами. Одна из них пожилая, другая - среднего возраста, а третья - очень обаятельная, молодая, нежная и беременная. Вот тут я понял всю задумку скульптора и сказал, что это очень удачно. Турская сказала при этом, что Художественный совет порекомендовал ей убрать беременность третьей женщины, а она не согласна с этим предложением...". Как-то Блохинцев просил разрешения Любови Александровны сфотографировать ее за работой над "Реквием". Она дала согласие. 6 июля 1971 года фотограф Сазонтов сделал несколько снимков, и они стали последними. Через девять дней случилась та страшная трагедия при въезде на свияжский мост.

...Любовь Александровна ушла из жизни, создавая реквием погибшим. А по сути - создала его себе. В большой скульптуре она успела вылепить только голову старой женщины. На молоденькую беременную (эту беременность Турская все-таки отстояла) ей не хватило жизни...

Едва оправившись от долгой болезни, Анатолий Клюев взялся ее работу завершить. Завершил, но вынужден был признать, что силы, красоты и идеи, которую вкладывала в "Реквием" его жена, там не было. К сожалению, в архиве нет сведений о дальнейшей судьбе этой скульптуры.

Косвенно дело Турской завершил ее сын - скульптор Олег Клюев. Именно его работа заняла место "Реквиема" на братской могиле. Когда погибла мать, ему было всего десять лет.

По материалу Татьяны Захарычевой. Симбирский курьер, 15.7.2006 г.

Поделиться Обсудить